Проспект культуры

Анна Козак: «В обществе есть запрос на яркие истории»

Почему спортивные фильмы набирают популярность?

Анна Козак: «В обществе есть запрос на яркие истории»

Дмитрий Шабалин

Кинокартины о спорте и его героях всё чаще попадают в поле зрения общественности. На фоне успеха «Легенды № 17» и «Движения вверх» появились такие ленты, как «Чемпион мира», «Мистер Нокаут» и многие другие, где советские боксёры, футболисты и шахматисты представлены как супергерои. Совсем недавно в прокат вышла картина «Начать сначала» о регбийном тренере из Красноярского края, которая была тепло встречена критиками. Мы встретились с киноведом Дома кино Анной Козак и выяснили, почему спортивные ленты так популярны, и что ждёт индустрию в будущем.

— Чем обусловлена большая популярность спортивных фильмов?

— В них часто присутствуют темы проявления силы, готовности меняться ради достижения результата, и это цепляет аудиторию. Зачастую можно увидеть следующий сюжет: очень известный спортсмен, который живёт в огромном доме с бассейном и зарабатывает миллионы, в один момент теряет всё. Чтобы вернуть славу и почёт, ему нужно уйти к истокам — по сути, переродиться. Этот приём часто наблюдается в драмах, и благодаря ему даже у далёких от темы людей появляется интерес к спорту. В наших популярных фильмах прослеживается линия солидаризации, сплочения, общности, что тоже привлекает публику.

— Можно ли сказать, что на спортивное кино есть спрос?

— Конечно. Больше скажу — он был всегда. Фильмы о спорте появлялись ещё на заре развития кинематографа. Первый директор нашего Дома кино Михаил Чулков в своё время снимал сцены городской жизни, и в его кадр часто попадали различные соревнования. Спорт всегда привлекал людей — во-первых, красотой человеческого тела, во-вторых, азартом и конкуренцией. Его можно назвать метафорой борьбы и жизненной агрессии в хорошем понимании этих слов. В спортивном кино есть темы, которые беспокоят людей. Поэтому, на мой взгляд, спрос будет сохраняться и впредь.

— Благодаря фильмам тот или иной спорт становится более популярным. Не проще ли федерациям вкладываться в кинематограф как в средство рекламы?

— Вполне реально, кстати. Можно показать, насколько красив тот или иной вид спорта. Приведу в пример условного метателя диска, когда пружинистое движение его руки приводит зрителей в экстаз. Спортсмен на мгновение превращается в сверхчеловека. В этом плане кино отчасти паразитирует на спорте, но отчасти и помогает ему. Понятно, что можно дать рекламу: мол, в наших секциях классно, мы растим чемпионов и так далее. Но кинематограф покажет это максимально разнообразно и затронет человеческие эмоции, что приведёт к успеху.

— Помнится, как после выхода «Легенды № 17» был замечен приток детей в хоккейные секции. Можно ли ожидать такого же бума в российском регби на фоне успеха «Начать сначала»?

— Возможно, но это дело не одного дня и, думаю, не одного фильма. Важно посмотреть, как он укоренится в нашей культуре. Если станет народным хитом, как «Легенда» или «Движение вверх», то приток будет. Его посыл может не подойти спортсменам, которые давно в теме, но при этом прийтись по душе простым людям.

— Часто в спортивных лентах, снятых по реальным событиям, есть неточности в исторических фактах. Стоит ли их допускать ради создания более красивой картинки?

— Тут нужно понимать, что кино — развлечение не для специалистов. Главное, чтобы оно было интересным. Фильмы существуют по определённым жанровым законам, где есть свои архетипы, герои и символические моменты. Но обычная жизнь сложнее, и она не подчиняется трёхчастной структуре сценария. В ней мало красивых сюжетных линий и много нераскрытых намёков. И это касается не только спортивных лент — вспомните, как резко восприняли фильм о Викторе Цое его родственники и поклонники. Тяжело привыкнуть к тому, что бесценную и уникальную жизнь запихивают в условные, часто шаблонные жанровые рамки. Но здесь я процитирую сэра Ридли Скотта, который как-то сказал: «Когда фильм становится успешным, это нравится всем. Когда фильм проваливается — это не нравится никому». И с этим трудно поспорить. А кривотолки, возмущения, исковые заявления — всё это будет в любом случае.

— А если говорить о хронологических ошибках, когда реальные события тасуются по времени?

— Я понимаю специалистов, которые не могут смотреть фильмы по своей тематике, потому что очень хорошо в ней разбираются. (Улыбается.). Но игровое кино прежде всего направлено на широкую аудиторию, и если оно ей нравится, то цель выполнена. Гегель однажды сказал: «Никого не интересует прошлое, кроме историков». И я с ним согласна.

— В прошлом году выстрелил проект «Ростов-на-Кону» — по сути, реалити-шоу о футбольной команде. Если говорить в перспективе, то сможет ли этот формат вытеснить классические документальные фильмы?

— Вряд ли. Скорее, они будут существовать параллельно. Реалити можно назвать той же документалкой, только в ещё более нишевой, даже низовой среде. Но оба формата имеют свою аудиторию и популярность.

— А если сравнивать реалити и художественное кино?

— Их тяжело сопоставить. Конечно, можно вспомнить нашумевший проект «Ледниковый период», где звёзды шоу-бизнеса и политики занимались фигурным катанием. На этой базе, кстати, вышел популярный сериал «Жаркий лёд», который всем понравился. Я уж молчу про количество «жёлтых» фильмов! Но сложно вспомнить многосезонное шоу, где мы могли бы наблюдать за спортсменами в режиме реального времени — наподобие музыкальной «Фабрики звёзд». Тут ещё нужно понимать, что люди не примут постоянные боль, кровь и срывы, которые бывают в спорте. Часто достаточно динамичной картинки под мотивирующую музыку.

— Но сейчас активно развивается медиафутбол, где блогеры собирают свои команды и освещают их жизнь в видеоблогах. У них огромная фанатская поддержка, куча спонсоров, и они уже обходят многие топ-клубы по количеству вовлечённой аудитории. Хотя, по сути, это та же «Фабрика звёзд». Феномен, получается?

— Здесь стоит говорить не о классическом кинематографе, а, скорее, о медиапространстве. Понятно, что аудитория бывает разной, и какому-то её сегменту такие форматы заходят на ура. Людям нужны эмоции, развлечения и темы для обсуждения за обедом. Тут я бы говорила о «жёлтом» контенте для сиюминутных целей. Но это нельзя назвать хорошим или плохим — это просто есть. Закулисная жизнь всегда будет интересовать людей, но в нишевом формате. В конце концов, сравнивать «Фабрику звёзд» и спортивное реалити нельзя хотя бы потому, что спортсмен не вырастет лишь за счёт мощного музыкального хита. Тут работают другие законы.

— В Красноярске есть свои герои спорта — Ярыгин, Миндиашвили, Ломановы... Реально ли про них снять фильм, который зайдёт на российскую аудиторию?

— А почему бы и нет? В обществе есть запрос на яркие истории с привязкой к местам силы. Можно показать превращение депрессивной глубинки в точку, где рождаются чемпионы. Для этого, правда, нужна большая работа — написать сценарий, найти деньги, быть на связи с Фондом кино... Но при желании, думаю, никаких препятствий не возникнет. Кстати, документальные фильмы о наших спортсменах создаются уже давно — сама лично смотрела «Борьбу Миндиашвили», которую снял Андрей Гришаков. И художественное кино о них тоже может выстрелить.

— Можно ли при этом обойтись без фактических неточностей?

— Если жизнь наших спортсменов впишется в канву захватывающего приключенческого фильма, то можно минимизировать приукрашивания. Но такое вряд ли возможно, поэтому какие-то моменты будут усилены, чтобы добавить эмоций. Без идеализации в любом случае не обойдётся. Плюс надо сделать акцент на жизненном переломе или противостоянии двух сторон. В идеале нужно выходить на контекст времени и описывать всю борьбу главного героя в красках. Тогда фильм с большей долей вероятности станет успешным.

Дмитрий Панов
Опубликовано 2 месяца, 1 неделя назад,   28 сентября 2022 г. 15:00
Опубликовано 2 месяца, 1 неделя назад,   28 сентября 2022 г. 15:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов