Стадион

«Я бы лучше по-английски комментировал». Журналист Георгий Черданцев об англицизмах и матах в эфире

В Красноярск в рамках проекта «Лига знаний» приехал известный спортивный журналист Георгий Черданцев.

«Я бы лучше по-английски комментировал». Журналист Георгий Черданцев об англицизмах и матах в эфире

Когда-нибудь он закончит вообще всё и будет проводить вечера в своей квартире, не пытаясь убежать из комментаторской. Но это будет потом. А пока он комментирует, путешествует и делится своим опытом. Он — Георгий Черданцев, журналист «Матч ТВ», голос которого прочно ассоциируется с самыми значимыми событиями в мире футбола.

В Красноярск журналист приехал в рамках проекта «Лига знаний» с лекцией о русском языке и рассказами о путешествиях. Однако без футбольных вопросов всё равно не обошлось — когда ещё удастся вживую пообщаться с известным экспертом? Также Черданцев рассказал о нецензурной лексике и речевых ошибках.

Ротация — не замена

— Мы в своём профессиональном сообществе не можем договориться и перестать использовать англицизмы. У нас нет Жака Тубона, который сказал бы: «Ребята, хватит, эти слова мы не употребляем». (Министр культуры Франции Жак Тубон в 1994 году инициировал принятие закона, который запрещает использовать в телеэфире иностранные слова. — Прим. авт.). Есть многие примеры, которые не имеют эквивалентов в нашем языке, и мы вынуждены использовать англицизмы. Из-за нас, комментаторов, они прочно оседают в речи.

Вот слово «арбитр» — с него, собственно, начинается футбол. К нему есть два синонима — «судья» и «рефери». Очень удобно: когда постоянно обращаешься к человеку, лучше это делать разными способами. В эфире можно чередовать арбитра и судью — вполне нормальная практика. А вот слово «рефери», на мой взгляд, звучит несовременно. Красиво, не спорю, но не всегда уместно. И при этом оно уже давно используется в нашей речи.

Есть и новые примеры. Например, «маскот». Это понятие существует уже не первый год. Но именно для обозначения персонажа, который олицетворяет лучшие качества спортивной команды, оно используется сравнительно недавно. Честно скажу, мне не нравится это слово, но как ещё описать существо, которое видишь на экране? Талисман, символ? Это не совсем то, о чём идёт речь. Маскот — именно персонаж, переодетый актёр, который бегает вокруг поля и развлекает зрителей. Это, кстати, хороший пример, как новый термин может прийти в язык через спорт.

Иногда к нам попадают ужасные слова. Например, «ротация». Я бы с удовольствием заменял его на другое, но нет аналогов. Говорить в эфире: «Тренер команды, которая играет несколько матчей подряд, вынужден менять состав, чтобы дать игрокам отдохнуть» — это долго, длинно и нудно. А вот выражение: «Тренер команды провёл ротацию» — другое дело! Говорить про замену здесь нельзя — это другой процесс, когда один футболист покидает поле, а другой выходит. Было бы здорово придумать наше русское слово, чтобы всё вышеописанное им характеризовать. Но язык его не предложил, и нам приходится использовать заимствования. Даже если они не нравятся — с ними банально проще работать.

Решает культура языка

— Я практически никогда не использую маты в своей речи. Если только чем-то взбешён, особенно сильно за полночь и в соответствующем состоянии, то могу выдать что-нибудь в «Твиттере» — там как раз подходящий формат коротких сообщений. Конечно, за собой надо следить и ни в коем случае не заходить в интернет в пьяном виде — сами понимаете, чем это заканчивается. (Смех в зале.) Я диву даюсь людям, которые используют нецензурную речь: что за внутренний тумблер у них стоит, который они переключают, и не боятся проговориться? Конечно, культура языка решает многое. Если ты умеешь держать свои эмоции в узде и не позволять себе лишнее, то и в эфире не скажешь плохих слов. Сюда же отнесу профессионализм — если нет внутренней кнопки «Стоп», то нужно сменить вид деятельности и не заниматься работой в прямом эфире.

image description

Ситуация, когда мат в эфире позволяет прославиться? Таких примеров — не побоюсь этого слова, идиотских — увы, хватает. Можно вспомнить того же комментатора из Читы. (В августе пресс-атташе ФК «Чита» Дмитрий Шемелёв нецензурно выругался в прямом эфире. Видеозапись момента стала популярной в интернете, а сам журналист получил выговор на работе. — Прим. авт.). Тут главное — правильно на них реагировать. И популярность имеет свойство спадать: в конце концов если её не подтверждать профессионализмом, то все «старания» сойдут на нет.

Не подумайте, я не ханжа, но матерщина меня угнетает. То, что я слышу от молодёжи в последнее время, просто шокирует! Это становится абсолютной нормой языка, и хорошо, что Роскомнадзор до сих пор штрафует за использование матов в прямом эфире. Нецензурика — очень серьёзная проблема. Даже более серьёзная, чем англицизмы.

Честно скажу: меня это пугает. Ладно парни, но даже девчонки идут и сквернословят так, что уши вянут! Не знаю, как в Красноярске, но когда я иду по улице в Москве, то часто вижу симпатичных девчонок, прилично одетых, а у них помойка во рту! Хочется дёрнуть за руку и сказать: «Окститесь, разве вам не стыдно?» И заставить ещё рот с мылом вымыть.

«То ДжЕррард, то ДжеррАрд...»

— Как мы договариваемся о произношении иностранных фамилий? Никак, это катастрофа! Вот есть защитник «Ливерпуля» Вирджил ван Дайк, но некоторые коллеги постоянно говорят: «Ван Дейк». Я их за это застрелить готов! Ван Дейк, если кто не знал, художник, а не футболист. Я в своё время даже Гуса Хиддинка просил произнести фамилию Вирджила, и он чётко сказал с буквой «а». Но бесполезно.На мой взгляд, должна быть унификация фамилий. Если один называет правильно, а другой — нет, то получается какая-то звуковая какофония. Бывает даже такое, что в эфире работают два комментатора и по-разному называют одного и того же человека! Хотя могу отметить, что нигде в мире нет такого внимания к фамилиям, как у нас. Те же англичане в своих репортажах так коверкают футболистов, что мама не горюй — то ДжЕррард, то ДжеррАрд...

Со странами, кстати, та же история. Мы на телевидении научились называть Голландию Нидерландами, потому что так правильнее: Голландия — лишь одна из провинций, а не целое государство. И тот мой репортаж, который известен как мем «Россия — Голландия, 2008 год», называется неправильно. Надо говорить «Нидерланды».

Могу прямо сказать: я бы лучше по-английски комментировал. Русский язык очень сложен, чтобы говорить без ошибок и ляпов с ударениями. Я, видимо, уже в маразм начинаю впадать, но в последнее время происходит какая-то полная катастрофа с ударениями. Просто забываю, куда их ставить! В этом плане русский язык — очень невыгодный для того, чтобы на нём говорить быстро и без ошибок. При этом ещё и подбирая какие-то подходящие синонимы.

ДОСЬЕ

Георгий Черданцев

Дата и место рождения: 1 февраля 1971 года (Москва).

Деятельность: спортивный журналист, комментатор футбольных матчей, писатель, переводчик.

Карьера: на телевидении с 1996 года, с 1998-го — комментатор. Работал на трёх финалах Лиги чемпионов, комментировал финал Кубка УЕФА — 2008, в котором победил петербургский «Зенит». До 2015 года работал в холдинге «НТВ-Плюс», затем перешёл в структуру «Матч ТВ», где трудится по сей день.

Известен своей эксцентричной манерой комментирования. Широко прославился после четвертьфинального матча Евро-2008, в котором Россия обыграла Нидерланды (3:1). Фразы «Колодин, добрый вечер!», «Пушка страшная» и «Я сейчас закончу вообще всё!» стали крылатыми. Также с подачи Черданцева в российский футбольный фольклор вошло слово «Буффонище», которым часто характеризуют вратарей — сам комментатор с его помощью восхищался игрой итальянского голкипера Джанлуиджи Буффона.

Увлечения: Черданцев — известный фанат группы «Металлика» и заядлый путешественник.

Семья: женат, воспитывает сына.

Дмитрий Панов
Опубликовано 11 месяцев, 1 неделя назад,   21 октября 2021 г. 17:00
Опубликовано 11 месяцев, 1 неделя назад,   21 октября 2021 г. 17:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов