Стадион

Дмитрий Гришанин: «Мы на чемпионат мира поехали, чтобы поглазеть на профи»

Известный сквошист о спорте, сыне и теннисе.

Дмитрий Гришанин: «Мы на чемпионат мира поехали, чтобы поглазеть на профи»

Дмитрий Шабалин

В родной Красноярск легенда российского сквоша Дмитрий Гришанин приезжает регулярно, хотя сам уже несколько лет живёт и работает в Москве. Это, кстати, сразу бросается в глаза по крупной надписи на толстовке. Гришанин объясняет: это не реклама столицы, а название клуба, где он работает тренером. «Если я сниму толстовку, то там будет такая же фирменная футболка. А потом уже татуировка идёт — шучу, конечно», — смеётся наш собеседник.

Очередным поводом посетить Красноярск для Гришанина стал всероссийский турнир «Кубок Сибири» — с него мы и начали разговор. Также Дмитрий рассказал о совмещении работы со спортом, молодых красноярских дарованиях, поездке на чемпионат мира, воспитании сына и многом другом.

Уровень вырос

— Как вам организация Кубка Сибири?

— Приятно, конечно, видеть продолжение того, что я в своё время начинал. С каждым годом турнир улучшается в плане организации и уровня игроков, которые к нам заявляются. Давно такого не было, чтобы в Красноярск приехали как минимум пять игроков из топ-10 российского рейтинга — в итоге, кстати, вся медальная борьба развернулась между ними. Особенно бы отметил церемонию открытия — с гимном, флагом, хором... Это же эталон для других городов! В плане проведения всероссийских турниров по сквошу Красноярск наравне с Екатеринбургом является законодателем мод. Взять хотя бы судейство.

— А чем оно отличалось?

— Вообще, судейская работа в сквоше очень специфична. В верхней части корта есть небольшая щель, и зачастую через неё сложно докричаться до игроков. Плюс матчи обычно судят сами сквошисты, которые уже вылетели или ждут своего соперника. Не так много турниров, где работают специально обученные арбитры. На Кубке Сибири же всё было как надо: судьи пользовались гарнитурой и делали объявления в динамик, а игроков никто не напрягал дополнительными обязательствами.

— Что можете сказать по своей игре?

— Примерно год назад я фактически перестал участвовать в профессиональных турнирах и в Красноярске хотел заявиться в категорию «Мастерс» — это от 35 лет и выше. Думал, что встречусь с близкими по возрасту соперниками, сыграю больше по фану, для удовольствия и в знак признательности родному городу, где всё и начиналось. Но так получилось, что категория не собралась: все ветераны решили посоперничать с молодёжью. Пришлось и мне тряхнуть стариной. Понятно, что я проиграл первому номеру посева, но в остальных матчах показал хороший сквош и в итоге занял пятое место. Хотя местами было тревожно за результат: юниоры навязывают серьёзную борьбу и отбирают геймы. Лишний раз убедился в том, что мне пока заканчивать с турнирами и играть только в «Мастерсах». (Смеётся.)

— Но при этом вы получили приз за самый зрелищный матч.

— Да, я играл с Александром Белобородовым, который за последний год показал очень хороший прогресс. Причём сам он ещё подросток, ему всего 16 лет. У юниоров присутствует психологический барьер — всё-таки тяжело играть со взрослым дядей, который когда-то входил в сборную России. Тут и руки начинают трястись, и голова отключается... Но парнишка расслабился, отобрал у меня гейм и в целом пощекотал нервы. А у меня же тоже самолюбие взыграло: как это так, столько лет играешь, а тут какой-то мальчуган тебя общёлкивает? Видимо, поэтому мы зарубились так, что организаторы признали наш матч лучшим. В целом он получился интересным, из четырёх геймов, причём в последнем я выиграл с разницей всего в два очка. На тоненького, что называется.

— Кубок Сибири по сквошу был создан ещё в 2009 году. Если сравнивать первый и нынешний турниры по силе участников, то насколько велика разница?

— Для нас всегда было проблемой привлечь топовых игроков из всероссийского рейтинга. Недавний турнир стал первым, когда приехали сразу пятеро. Один из них, правда, сам из Красноярска — это Артём Николаев, который плотно закрепился и постоянно борется с лидерами. А раньше всегда получался своеобразный сибирско-уральский междусобойчик: Красноярск, Екатеринбург да Новосибирск. Я ещё приглашал своих друзей из Санкт-Петербурга и Москвы, чтобы они хоть как-то поддерживали всероссийский статус. Сейчас же никого не нужно искусственно стимулировать — люди едут сами. Здесь и рейтинговые очки, и неплохой призовой фонд — можно заработать во всех смыслах. Опять же, лидеры сейчас не ездят за границу, а форму поддерживать надо. Сочетание всех этих факторов и привело к тому, что в этом году уровень Кубка Сибири значительно вырос.

Не зацикливаться на прибыли

image description

— До переезда в Москву вы работали начальником в фирме по продаже электрооборудования. Как вы решились сменить управленческую должность на ставку тренера в сквош-клубе?

— Формально говоря, я ничего не менял. (Улыбается.) Мне предложили работу и по моей основной специальности, и в спорте. В Москве я продолжаю заниматься той же торговой темой, в которой всю жизнь варился. Но причина переезда не в этом — она больше личная. У меня родился сын, и я захотел сменить обстановку ради него. Сквош для меня всегда был увлечением и запасом на чёрный день — всегда можно уйти туда с головой, если что-то не сложится на основной работе. Но пока, тьфу-тьфу, всё в порядке.

— Как получается совмещать основную работу с тренерской?

— Я не беру большую нагрузку в сквош-клубе, как мои коллеги, которые этим зарабатывают себе на жизнь. Тренирую, скорее, ради удовольствия — всё же интересно поделиться опытом с кем-то ещё. Благо график позволяет: я не сижу с 9 до 18 часов в офисе и не торчу в пробках по утрам и вечерам. Плюс в Москве открывается много комплексов, где играют в сквош, причём даже далеко от центра. Я, например, живу в 35 километрах от МКАДа, и при этом в 20 минутах ходьбы от меня есть корт! Это очень удобно: можно и тренировать, и самому играть, и не кататься на другой конец города.

— Кого тренируете: детей, взрослых?

— Ещё в Красноярске я работал только с детьми. Когда уехал в Москву, первые три года ушли на решение бытовых вопросов — жильё приобрести, обустроиться... На этом этапе я не был готов брать детей, поскольку ничего бы им не дал — голова забита другими вещами. А вот сейчас, когда всё устаканилось в житейском плане, начинаю задумываться о работе с мелкими. Их можно брать и вести хотя бы до своего уровня. Думаю, в этом плане что-то получится. Тем более практика показала: те ребята, с которыми я долгое время работал в Красноярске, остались в нашей теме до сих пор.

— Для вас сквош — это спорт или занятие типа фитнеса?

— Это серьёзный спорт! Но он может быть и фитнесом для людей, причём необычным. Не надо просто стоять и повторять за тренером. Это не банальная беговая дорожка, на которой ты стоишь и смотришь в окно. В сквоше есть азарт и возможность чего-то достичь. Тут адреналин кипит, ты бьёшься, стараешься... Если посмотреть финал нашего Кубка Сибири, то можно заметить, что этот спорт ещё и не для слабых! Надо иметь недюжинное здоровье, чтобы показывать результат. Да и с бюрократической точки зрения сквош — это официально признанный вид спорта со своими правилами и разрядными нормативами.

— В Москве комплексы со сквошем на каждом шагу. В Красноярске есть только «Теннис-Холл» и зал в «Радуге». Эту разницу в развитии как-то можно исправить?

— Вполне. В Красноярске после Универсиады появилось множество спортивных объектов, которые нуждаются в постоянном потоке людей, и это без учёта каких-то крупных мероприятий. То, что было построено, позволяет разместить сквош в том числе. В той же «Радуге», кстати, можно спокойно заниматься на уровне Москвы — да, там есть определённые нюансы, но в целом корт вполне удобоваримый. Важно то, что он в государственной собственности, и федерация получает его в своё пользование бесплатно. В этом плане у Красноярска есть большое преимущество перед Москвой.

— То есть?

— В Москве много частных кортов, которые строятся для коммерции. Залы как создаются, так и разбираются — это особенно заметно в центре города, где очень привлекательные площади с точки зрения бизнеса. Красноярск же может развивать сквош именно как спорт, и люди не будут зациклены на прибыли. Если он будет продвигаться в муниципальных и краевых спортшколах, то город получит большое подспорье. Тем более, насколько мне известно, сейчас идут разговоры о создании условий для сквоша на объектах Универсиады. История, кстати, тоже влияет: первые качественные корты появились именно в Красноярске. Думаю, люди подхватят эту волну и сделают всё так, как надо.

Поглазеть на профи

— В 2013 году вы ездили на чемпионат мира по сквошу. Как он выглядит глазами участника?

— С точки места проведения — спорно. Мы играли во французском городе Мюлузе, который раньше принадлежал Германии, и каких-то красот я не увидел. Но что меня поразило: на центральном стадионе города стояли сразу три прозрачных корта, там шли матчи, и за этим следила куча людей! Я впервые вживую увидел игроков из топ-20 мирового рейтинга — с ними можно было спокойно сфотографироваться и пообщаться. На тот момент участие России рассматривалось больше авансом — международной федерации было важно показать, что сквош развивается по всему миру. Нас поэтому, собственно, и пригласили.

— Судя по результату в конце третьего десятка, получилось не очень хорошо.

— Про качество игр и говорить нечего! За весь турнир мы взяли только один гейм у сборной Польши. Но это не самое важное. Поездка на ЧМ дала сильный толчок для детского сквоша в России. Спустя почти девять лет наши юниоры стали лидерами в Европе по своим возрастным категориям. Мы много лет ездили статистами, чтобы посмотреть, как в это вообще играют! (Смеётся.) А тут ребятишки за короткое время вышли на международный уровень. Для этого и нужны авансы. Это как на Олимпиаде, когда какой-нибудь африканский пловец еле преодолевает дистанцию, чуть ли не тонет, а его всё равно на финише считают героем.

— Но ведь ещё и чемпионат Европы есть. Там-то результаты получше были.

— Так он и проходит иначе. Европа делится на несколько дивизионов, и мы в третьем находимся. Выше нас около 30 стран. Но там Россия борется примерно в сопоставимых условиях и что-то может показывать. Один раз мы даже четвёртое место в своём дивизионе заняли, чего не было никогда. А на чемпионат мира поехали, по сути, чтобы поглазеть на профи и с ними же сфотографироваться. Конечно, здорово выйти против легенд мирового сквоша и навязать им борьбу, но что могут показать любители, которые сами где-то нахватались основ и поехали? Хотя, стоит признать, этим сквош и интересен: не в каждом виде спорта непрофессионал может попасть на чемпионат мира или Европы.

— Можно сказать, карьера удалась.

— Я вот, кстати, не считаю свой спортивный путь полноценной карьерой. У меня сквош всегда шёл параллельно с основной работой. Просто хобби, которое получается на неплохом уровне. Я ведь играть учился на турнирах: приезжал за неделю и просил людей со мной поработать — так сказать, на общественных началах. Так постепенно и вырос в более-менее серьёзного игрока. Но считать это карьерой... Я бы не стал.

Сын сам решит

— Сейчас в лидерах российского сквоша есть красноярцы Артём Николаев и Анастасия Зайбель. В своё время вы приложили руку к их воспитанию. Где находили ребят?

— Перед моим отъездом мы сидели в «Теннис-Холле» и думали: а кто будет вести занятия вместо меня? Человека с улицы не возьмёшь. У теннисистов были первоначальные навыки, но им не хватало специфики сквоша. Решили поискать в их среде, чтобы хотя бы показать основные моменты. Тогда у меня появились Артём Николаев и Настя Зайбель. Я им дал буквально три-пять тренировок, объяснил, что к чему, и уехал в Москву. Потом уже пересекался с ними на соревнованиях и видел их прогресс.

— Ещё, помнится, вы работали с Михаилом Скурихиным...

— У Миши немного другая история. Его тренировал Павел Леонов, который был вторым номером в Красноярске, а потом уехал в Сочи. Плюс у Миши играл отец, и мы его ещё мальчишкой привлекали к своим занятиям. Со временем парнишка поднаторел, выбился на хорошие позиции, а два года назад уехал в Москву и сейчас работает в том же клубе, что и я. Причём Скурихин первоначально вообще занимался футболом! Но смог добиться результата в ракеточном спорте.

— После вашего отъезда кто стал работать с местными звёздами?

— Наша федерация как-то пригласила Романа Фетисова — мастера спорта из Санкт-Петербурга. Он, что важно, очень хорошо зашёл ребятам по своему менталитету. Тренера ведь нужно слушать и понимать. А Рома — весельчак, хороший парень, душа компании. С ним работать легко! Его стали приглашать чаще. Во многом основной рост Артёма и Насти произошёл как раз благодаря Роме, который давал им тренировки и готовил к турнирам.

— Вы же сами из тенниса пришли?

— Вообще, сначала я занимался борьбой. У меня отец — борец, мастер спорта, и он меня отдал в это направление. В школе это было очень полезно: умение постоять за себя никогда не помешает. Потом папа привёл меня в теннис, и им я серьёзно загорелся. Чуть ли не ночевал на корте! А к сквошу меня привлекли энтузиасты, которые тогда раскручивали это направление, — мы потом вместе проводили первый чемпионат России в Красноярске. Причём там и теннисисты были, и дзюдоисты, и вообще бизнесмены без спортивного прошлого! Но все как-то сплотились на теме сквоша.

— Вы сына уже приучили к спорту?

— У него уже есть детские ракетки и большой мячик, по которому он пытается попасть. Я, конечно, беру его с собой на корт, показываю ему азы игры. Но ребёнку пока четыре года, и сложно сказать, что в будущем он будет заниматься именно сквошем. Надо, чтобы человек сам прикипел к тому или иному виду спорта. А там уже и рвение возникает, и талант просыпается. К тому же теннисисты банально больше зарабатывают! (Смеётся.) В Москве представленность видов спорта побольше, чем в глубинке, — например, сейчас развивается паддл, я даже немного им увлёкся. (Паддл — смесь тенниса и сквоша, где в основном играют «пара на пару». — Прим. авт.). За будущее сына говорить пока не могу, но буду водить его везде, где играю сам, и давать разные ракетки. Пусть ребёнок сам найдёт себя в спорте, а какой вид — не так важно.

Стимулировать свои регионы

image description

— В одном из интервью вы признавались, что потеряли интерес к большому теннису, при этом часто смотрите европейский футбол. Увлечения остались теми же?

— За футболом, честно говоря, перестал следить. Дело опять же в переезде и бытовых вопросах. А вот к теннису интерес вернулся — более того, я теперь смотрю все турниры «Большого шлема» и слежу за нашими ребятами. Благо что тот же Даниил Медведев сильно поднялся.

— Тогда вопрос про него. Как думаете, сможет ли он в будущем закрепиться на первом месте мирового рейтинга?

— Есть опасения, что нет. У нас после Марата Сафина не было атлетичных теннисистов — все какие-то худые, сухие... Я сам практиковал напористую и физическую затратную игру. Мне в этом плане ближе Рафаэль Надаль — он всегда давит, с хорошей подготовкой, постоянно мышцами играет. Вот такие люди будут в лидерах — ну, может, вместе с мегаталантами, которые родились с ракеткой и мячиком. Как Роджер Федерер, например. Медведев же, при всём к нему уважении, не настолько атлетичен и талантлив. Поэтому, думаю, он повторит судьбу Евгения Кафельникова и Марата Сафина, которые на короткий период взлетели и так же быстро ушли.

— Но есть ещё Карен Хачанов, Андрей Рублёв...

— Вот меня очень радует, что в топ залезли сразу несколько россиян. Я одно время даже сильно верил в Хачанова — атлетичный парнишка, очень сильный... Но что-то у него пошло не так, и пока результаты не радуют. Хотя я верю, что парни заберутся в топ-10 рейтинга и закрепятся там на минимум на пять-семь лет.

— Сейчас в юниорском теннисе шумят сёстры Эрика и Мирра Андреевы из Красноярска. Знаете же таких?

— Наслышан, но лично не знаком. Я из старой гвардии, у меня немного другой круг общения. (Улыбается.) Но об их достижениях, конечно, знаю.

— Как думаете, могут ли девчонки из Сибири выйти на топ-уровень в профессиональном теннисе?

— Вполне реально. Но для этого нужно менять место жительства. Сибирь всегда была кузницей талантов, и здесь есть очень хорошие юниоры во всех видах спорта. Но профессиональный спорт лучше развит в районе Москвы. Там и спонсоры охотнее вкладываются.

— Андреевы, насколько я помню, в Сочи переехали.

— Тоже хороший вариант. Есть прекрасная школа, заложена база. На самом деле профессиональный спортсмен формально привязан к какому-то месту — по сути, он становится человеком мира и больше катается, нежели сидит дома. Это, кстати, можно взять на вооружение нашим спортивным функционерам.

— А как?

— Сейчас, когда всё закрыто, нужно углубиться в свои регионы и понять, что им надо. Можно же простимулировать спортсменов в их родном городе. Что мешает человеку базироваться не в Сочи, а в Красноярске, и при этом быть в постоянных разъездах? Всё реально, если в регионах будут сильные федерации, где у людей горят глаза. Привозите сильных тренеров, проводите отличные турниры — и будет всем счастье! Думаю, так и надо работать.

ДОСЬЕ

Дмитрий ГРИШАНИН

Дата рождения: 27 июля 1981 года (Дивногорск, Красноярский край).

Направление: сквош.

Достижения: вице-чемпион России (2003), участник чемпионата мира (2013), многократный победитель и призёр всероссийских соревнований. Организатор турниров по сквошу в Красноярске.

Семья: женат, воспитывает сына.

Живёт и работает в Москве.

Дмитрий Панов
Опубликовано 3 месяца, 3 недели назад,   18 апреля 2022 г. 17:00
Опубликовано 3 месяца, 3 недели назад,   18 апреля 2022 г. 17:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов