Красноярск исторический

В Свердловском районе организована выставка ко Дню памяти узников фашистских лагерей

Памятную дату отмечают в России 11 апреля.

В Свердловском районе организована выставка ко Дню памяти узников фашистских лагерей

Руслан Рыбаков

«Славик подошёл ко мне и говорит: «Мамочка, я так жить хочу». Я ответила: «Будем жить, сынок». Своё обещание, данное пятилетнему ребёнку, Зинаида Мажарова сдержала. Её, детей и мужа разлучила война. Но семья воссоединилась, преодолев все невзгоды.

Члены семьи Мажаровых стали героями выставки, которую подготовил музей «Мемориал Победы». Сотрудники библиотеки имени Драгунского используют материалы экспозиции при проведении в техникумах, расположенных на территории Свердловского района, уроков памяти. Мероприятия, посвящённые дню памяти узников фашистских лагерей, организованы при поддержке администрации Свердловского района.

История семьи, о которой рассказывают ребятам, трогает до слёз. В основе — воспоминания жены капитана Зинаиды Мажаровой. В конце 1940 года часть, в которой служил Фёдор Мажаров, перевели в Латвию. Вскоре он перевёз семью из Ленинграда в город Лиепая (в то время Либава). Когда началась война, мужа рядом не было. Семьям военнослужащих сказали: надо выезжать из Латвии. Зинаида с пятилетним сыном Славой эвакуироваться не смогли — успели только из военного городка добраться до Риги, куда вскоре вошли немцы. 3 июля 1941 года В рижской больнице у Зинаиды Мажаровой родился сын Владимир. Жизнь превратилась в кошмар. «8 сентября 1941 года, в день рождения Славика, нас арестовали, — рассказывала Зинаида Мажарова.Утром пришёл удвоенный конвой, и нас повели в тюрьму. Шли целый день, голодные, даже попить нечего. Вот таков был день рождения Славика — 6 лет!»

Условия в тюрьме были ужасны. Детей укладывали спать на голом полу. Паёк — кусок хлеба и баланда. «Славик при всех стеснялся проявлять любовь, — вспоминала Зинаида.Но я как-то вышла за тряпками-пелёнками, возвращаюсь и вижу: он обнял свёрточек с братишкой и причитает: «Маленький ты наш, хорошенький ты наш, красивенький ты наш. Как ты не вовремя родился! Ну раз уж родился, надо тебя спасать».

image description

Малышу действительно нужны была помощь: он, недоедая, слабел с каждым днём. Один раз в неделю в тюрьме давали картофельный суп — крахмальную жидкость. Зинаида сливала в одну миску порции, выданные ей и старшему сыну, отстаивала крахмал. Воду сливала себе, солила и пила. А крахмалом пару дней кормила Вову. Гущу отдавала Славе. «Славик, истощённый ребёнок, мог стоять перед миской и не дотронуться до еды, — рассказывала женщина. — Говорил: «Корми Вовика!» Ещё боялся, что я умру. В мою прозрачную воду подложит кусочек картофелинки: «Ты же умрёшь, ты ничего не ешь»... Несмотря на все усилия, Вова исхудал — никакой надежды, что он выживет, не было.

А потом случилось страшное — детей забрали. Сначала Славу. Это было в 1942 году. «Он шёл последний. В летнем сереньком пальтишке, коротких штанишках, в туфлях бОльшего размера, — рассказывала Зинаида Мажарова.Шёл в неизвестность, навсегда…Чтобы никогда больше не увидеть своих родителей. А я — своего сыночка. Держала я тогда на руках своего крошку Вовика и вдруг почувствовала в кончиках пальцев колики. Успела сказать женщинам, чтобы взяли Вовика, и меня стянули судороги. Тогда у меня появилась прядь седых волос. Мне было 25 лет».

Дней через десять Славу привели в тюрьму на свидание. Он зашёл, оглянулся на дверь, убедился, что она закрыта, и достал пайку хлеба и кружочек масла со словами: «Хлеб тебе, а масло — Вовику». Ребёнок сэкономил еду, чтобы отдать родным. «Не могла я взять у голодного шестилетнего ребёнка. Но он заплакал: «Мамочка, возьми…», — вспоминала Зинаида.

Через какое-то время забрали и Вову — у матерей отнимали совсем маленьких детей. «Вовика на руки взяла медсестра, он оглянулся и так испытующе и тревожно посмотрел на меня! Этого взгляда я до конца дней своих нет забуду. Я смотрела и думала: «Этого не может быть! Я всё равно найду его хоть на краю света». Медсестра узнала, где находятся дети заключённых, и дала адрес матерям: Майор, Рижское взморье. Женщины давали друг другу слово: кто будет жив — найти детей.

image description

В январе 1943 года Зинаиду Мажарову с группой узников привезли в концлагерь Саласпилс, расположенный в Латвии. Там она получила весточку от Славы на латышском языке, но прощальные слова были на русском — «До свидания, дорогая мамочка». В письме лежал засушенный цветок...

На огромном товарном пароходе в августе 1944 года узников вывезли в Германию. Они оказались в концлагере Равенсбрюк. «После прохождения карантина меня с партией узниц вывезли в Бельциг на работы туда, где нога женщин не ступала, — вспоминала Зинаида.Каторжный труд, голод, холод... Если не сможешь работать — добьют. Как-то ко мне подходит незнакомая девушка и говорит: «Помните, вы в Саласпилсе говорили, что мы выживем? А что вы теперь нам скажете?» Я ответила: «И сейчас говорю — выживем! Не все, конечно. Я должна выжить: у меня двое детей. Вы только не падайте духом — и выживете».

При наступлении Красной армии в Германии фашисты начали вывозить и выводить узников из лагеря. «Гнали нас быстро. Кто отставал — считали до трёх и расстреливали, — вспоминала женщина.Сначала это было редко. А вскоре одну за другой расстреливали. Так что по трупам в полосатом было видно, куда вели заключённых».

Долгожданное событие — освобождение — произошло 4 мая 1945 года. Зинаида увидела русские танки. Она бежала вдоль них и всё кричала: «Русские, русские!», пока кто-то из военных не остановил её и не начал сильно трясти. Она плакала. Кто-то сказал: «Пусть поплачет»...

Женщина не думала особо о себе — ей надо было найти детей. Она отправилась по специальному удостоверению на бесплатном поезде в Латвию. Ехала целый месяц. Добравшись наконец до Риги, она сразу же пошла в чрезвычайную комиссию. Там сказали, что дети вывезены в Германию, что многие из них погибли в лагере Саласпилс. Зинаида всё же надеялась — сыновья найдутся. Она поехала в Лиепаю, где жили её знакомые. И чудо — там её ждала встреча со Славой. Как потом выяснилось, его вместе со другими детьми привезли в Лиепаю для отправки в Германию, поместили в лагерь с перемещёнными лицами. Мальчику удалось незаметно уйти. Он запомнил адрес маминых знакомых и пришёл к ним. Семья оставила ребёнка у себя. Через месяц после встречи мамы с сыном произошло ещё одно радостное событие — приехал Фёдор Мажаров.

image description

Оставалось отыскать младшего сына, в гибель которого семья не верила. Отправляли запросы в разные инстанции, но ответ получали один: «Нет сведений». По счастливой случайности удалось всё же выяснить, что Володя жив и находится в детском доме в английской зоне оккупации. Прошло немало времени, чтобы добиться возвращения сына. Наконец семья получила долгожданное известие — 24 сентября 1947 года Владимира привезут в Ригу. Так воссоединилась семья. Есть данные, что семья Мажаровых в числе всего пятисот семей Европы, в которых, пройдя все ужасы войны, выжили все.

...Владимир Фёдорович стал доктором. Долгие годы он жил и работал в Красноярске. Возглавлял медицинские и исследовательские учреждения, преподавал. Был руководителем краевой организации бывших малолетних узников фашистских концлагерей. Он ушёл из жизни в марте 2022 года.

Отрывок из статьи в газете «Красный флот» от 7 марта 1948 года:

«Когда фашисты захватили Лиепаю, Фёдор Мажаров, глава семьи, был далеко и не успел вернуться за семьёй.

Всё, что ему удалось узнать о судьбе жены и сына, сводилось к двум неутешительным версиям: что они сели на пароход, который был затем потоплен немецкими солдатами; что они погибли от бомбёжки на пути к Риге.

И вот уже после войны в дом № 19 на улице Кришьяна Барона вошёл капитан в пропылённой шинели. Медленно поднялся на второй этаж. Как человек, который знает, что каждая ступенька приближает крушение светлой надежды, не покидавшей его все долгие годы войны, на встречу с семьёй.

На площадке перед дверью квартиры он остановился на мгновение и потом решительно нажал кнопку звонка. Дверь распахнулась…

— Зина! Встречай мужа! — закричала Евдокия Сердюкова, жившая у Мажаровой.

Со странным ощущением, будто он вот-вот должен проснуться, и боясь этого пробуждения, которое сразу вернёт его в горькую реальность, Фёдор неуверенно шагнул в прихожую. Но живая Зина уже бросилась ему навстречу.

И капитан Мажаров, приготовившийся минуту назад встретить самое худшее, как встречал он все военные годы смертельную опасность, зарыдал от счастья, целуя седины жены».

Марина Чигишева
Опубликовано 10 месяцев назад,   11 апреля 2022 г. 13:39
Опубликовано 10 месяцев назад,   11 апреля 2022 г. 13:39
Пример HTML-страницы

Обзор материалов