Проспект культуры

В Красноярске в музейном центре выставлены 20 работ Василия Сурикова

Посмотреть знаменитые картины можно до 9 июля.

В Красноярске в музейном центре выставлены 20 работ Василия Сурикова

Руслан Рыбаков

Над картиной художник трудился четыре года.

Нынешний май в Красноярске проходит под знаком Сурикова. В музейном комплексе “Площадь мира” открылась уникальная выставка картин, где представлено около 40 подлинных работ нашего великого земляка. Венчает экспозицию эпическое полотно “Покорение Сибири Ермаком”.

Огромная картина (размером три на шесть метров и весом около 200 килограммов) расположена особняком. Чтобы подняться к ней, нужно в прямом смысле слова подготовиться. Напитаться атмосферой эпохи, в которой творил живописец, понять, хотя бы отчасти, его стремления, желания, а также увидеть, как он работал над типажами своих героев. Поэтому экспозиция (спасибо организаторам) устроена так, что с первых же шагов зритель погружается в мир Василия Сурикова.

“Чёрный эшафот, красная рубаха...”

Целую стену занимает инфографика, посвящённая жизни и творчеству художника. И это не просто сухие цифры: в таком-то году начал работать над полотном... Это как известные, так и достаточно редкие фотоснимки самого автора и членов его семьи, это выдержки из писем живописца, его детские воспоминания, а также интереснейшие факты, связанные с написанием некоторых картин.

Например, Василий Суриков вспоминал о детстве: “Нравы жестокие были... Казни и телесные наказания на площадях публично происходили. Эшафот недалеко от училища был. Там на кобыле наказывали плетьми... Палачей дети любили. Мы на палачей как на героев смотрели. По именам их знали... Рубахи у них красные, порты широкие. Они перед толпой по эшафоту похаживали, плечи расправляли. Геройство было в размахе... Меня всегда в этом красота поражала, сила. Чёрный эшафот, красная рубаха. Красота!”

Даже в этом чувствуется художник, для которого цвет значит очень много.

Однако не все могли разглядеть будущего большого мастера. Из той же инфографики мы узнаём, что у Сурикова на всю жизнь осталось неприятное воспоминание о первом посещении Академии художеств. Инспектор Карл Шрейнцер с высокомерием отнёсся к сибирскому автору. “Где же ваши рисунки? — спросил он и, получив ответ, что рисунки уже доставлены, разыскал папку и небрежно перелистал: “Это? Да за такие рисунки вам даже мимо академии надо запретить ходить”.

Варвар и новатор

В академию Суриков всё-таки поступил и, по воспоминаниям современников, больше всего занимался композицией. Дома сам себе задавал задачи и решал. На улице всегда наблюдал группировку людей, а по возвращении домой сейчас же зарисовывал, как они комбинируются. Приучался ценить случайности, замечать то, что нельзя выдумать. Товарищи по академии смеялись над этой страстью и звали Сурикова “композитором”. Вчитываясь в строки воспоминаний, лучше понимаешь, насколько трепетно живописец относился к типажам, к деталям своих произведений. Случайно встретил в толпе человека, подходящего на “роль” Меншикова. Пошёл за ним следом, запомнил квартиру. Потом вернулся, постучался, его не впустили. Настойчивый Суриков пришёл ещё раз. Незваного гостя наконец приняли. И этот человек, учитель математики, навсегда остался в истории Меншиковым в Берёзове.

А помните на картине “Боярыня Морозова” странника? Тут своя история. Художник долго не мог понять, чего не хватает ему в этом образе. И как-то увидел через окно старушку с палочкой. Его озарило — нужен посох. Выбежал, бросился за бабушкой с криком: “Стой, стой! Отдай посох!” Бабулька перепугалась и швырнула в Сурикова своей палкой. Многие искусствоведы склонны считать, что в образе странника Суриков изобразил себя. Автопортрет художника и этюд странника расположены рядом и в одном ракурсе. Очень похожи.

Информационная наполненность выставки прекрасно дополняет визуальную. Интересен ещё один нестандартный ход в подаче экспозиции. Творчество Сурикова хорошо изучено искусствоведами, тем не менее споры продолжаются. Мастера считают живописца и приверженцем традиций, и их нарушителем. Устроители выставки “дали слово” специалистам и художникам, в том числе и красноярским. Жаль, что не все посетители обращают на эти высказывания, расположенные на стенах, должное внимание. Судите сами по некоторым цитатам. “Варвар и новатор, это можно совместить, почему нет”. “Как таковой рисунок для него вторичен — всё-таки он лепил форму именно красками”. “Суриков был одним из первых русских художников, который стал использовать фотографии для создания своих произведений, что позволило ему более точно передавать реалистические детали. У меня всегда при просмотре работ Василия Сурикова сохранялось ощущение, что я смотрю чужой фотоальбом”.

Дух времени

Следующий этап экскурсии — знакомство с этюдами художника, теми самыми кирпичиками, из которых он складывал будущие произведения. Они позволяют понять, насколько кропотливо работал автор над каждой картиной.

Взять всё то же “Покорение Сибири Ермаком”. Этюды с эвенков и остяков он рисовал в Туруханском крае. Типажи для образов казаков собирал на Дону. На реке Немире писал старого шамана (кстати, рука камлающего с палочкой, которой тот бьёт в бубен, на лист не поместилась, и художник нарисовал её отдельно). В этнографической коллекции Минусинского музея он делал наброски с одежд туземцев, украшенных бисером и необычными узорами. В тех же краях появился один из самых удачных этюдов к картине — “На реке”, с изображением стрелка, стоящего в воде. С золотых приисков купца Кузнецова (на территории современной Хакасии) Суриков сообщал: “Пишу татар. Написал порядочное количество. Нашёл тип для Ермака”.

Вот они, кирпичики: “Головы молодых остяков”, “Казаки в лодке”, “Убегающий”, “Шаман”, “Хакасы”. А рядом — такие известные работы Сурикова, как “Посещение царевной женского монастыря”, “Взятие снежного городка” (написанная, кстати, в Красноярске), автопортрет самого художника и его матери и многие другие.

А теперь — самое главное полотно, жемчужина экспозиции — “Покорение Сибири Ермаком”. Нет нужды рассказывать, что именно здесь изображено, это известно всем. Картина, над которой автор трудился четыре года, впечатляет не только своим масштабом, скорее — мощью. Столкнулись две стихии.

Художник не мог знать досконально, как происходило то сражение с войсками Кучума, но мы ему верим. Сам же Василий Суриков говорил: “В исторической картине ведь и не нужно, чтобы было совсем так, а чтобы возможность была, чтобы похоже было. Суть-то исторической картины — угадывание. Если только сам дух времени соблюдён — в деталях можно какие угодно ошибки делать”.

Русский музей предоставил “Покорение Сибири Ермаком” в качестве большого исключения, поскольку Красноярск — родина выдающегося художника, и 175-летие живописца — дата особая. Полотно большое, грандиозное. Такие произведения путешествуют редко, только в порядке исключения.

Перевозилась картина, как и другие, в специализированном изотермическом фургоне, где обеспечивается постоянная влажность и температурный режим +18, +22 °С. Специальные крепления для ящиков исключают их движение внутри, электронные пневмоподвесы позволяют безопасно перемещать полотна. Транспортируют их с вооружённой охраной. Это обязательное условие.

Выставка работ Сурикова будет действовать до 9 июля.

НОВОСТИ КРАСНОЯРСКА