Красноярск исторический

Жительница Норильска переехала в Красноярск и открыла музей самоваров

Про Хафизу Бораганчиеву сняли документальный фильм «Человек и самовар».

Жительница Норильска переехала в Красноярск и открыла музей самоваров

Михаил Шуклин

Любимый самовар Хафизы Бораганчиевой — красавец из Ирана.

Свой первый самовар Хафиза Бораганчиева приобрела совершенно случайно — даже в мыслях ничего подобного не было. А виной всему стали... военные кинокартины.

— Мой папа очень любил старые фильмы, и меня тоже к ним приохотил. Смотри, мол, что сейчас в кино будет, и запоминай хорошенько. А я ведь девочка, значит, обращала внимание больше не на сюжет, а на интерьер: скатёрки, торшеры, рюши, шторки всякие, посуду... То есть на старинные предметы. Постепенно стала их собирать и на всю оставшуюся жизнь, похоже, насквозь этой красотой пропиталась. Я тогда много работала с народом: воспитательницей была в детском саду. Люди в Норильске, где наша семья проживала, хорошо знали про моё увлечение и стали дарить разные предметы старины. И однажды какой-то местный мужчина, коренной житель Заполярья, неожиданно передал самовар. Просто так. Позвонил и спросил: «Нужна вам такая штука?» И назвал адрес. Как сейчас помню: стою в подъезде у лифта, а в руках — никелированный подаренный самовар производства Самары под названием «Волжанин».

Хафиза, по её собственному признанию, в тот неожиданный подарок просто влюбилась! Блестящая круглая машина, резная корона под заварочный чайник, верток над краником — как будто ажурная веточка. Девушка обняла самовар — отпустить не могла, настолько понравился, хоть и в первый раз в жизни к такой диковине прикоснулась.

В коллекции Хафизы сегодня почти 70 самоваров. Уже тринадцать лет она собирает эти сосуды для приготовления чая, но до сих пор не может на словах объяснить, почему всё-таки именно на них пал её выбор.

Россия, Белоруссия, Украина, Германия, Чехия, Румыния, Турция... «Товарищи» из разных стран. Причём владелица уникальной коллекции называет их «медленными товарищами», ведь время сейчас бежит слишком быстро, и одно дело — сидеть у чайника, а совсем другое — у самовара, царя любого стола.

Поначалу из родных и близких никто Хафизу не поддерживал. Мама — скептик — вообще говорила: «Хлам сплошной!» Но своими словами добилась только обратного эффекта — у дочери появилась цель увидеть как можно больше подобных блестящих сосудов.

Комбинированный сосуд «Пересвет и Челубей»
Комбинированный сосуд «Пересвет и Челубей»

К слову, несколько лет назад Хафиза перебралась из Заполярья на материк. И этот самый «хлам» перевезла. Причём ничего с собой не взяла в Красноярск, только троих детей и... 30 самоваров, которые оформила как ценный груз.

— Да ещё пять штук с собой прямо в салон самолёта прихватила, — смеётся Хафиза. — На меня весь аэропорт Алыкель смотрел как на умалишённую. В общем-то, у меня на самом деле, как сейчас считаю, стадия приятного сумасшествия.

Конечно, коллекционировать самовары очень непросто. Во-первых, они занимают слишком много пространства, хранить просто негде. Во-вторых, за каждым нужно ухаживать, чистить, правильно хранить. Например, стоит самовар на полке два года, никто им не пользуется, вроде бы новенький вполне, а на самом деле он пересыхает. То есть реставрация нужна, без неё коллекция невозможна.

— Попадёт ко мне бедненький, страшненький, надо его привести в достойный вид, — отмечает Хафиза Бораганчиева. — Начала учиться у мужчин-умельцев: как полировать, как снимать налёт. Иногда мне просто-напросто не хватает элементарных знаний, потому что самовары бывают самого разного производства. Есть у меня ещё и так называемые доноры, то есть старые детали коплю, вдруг пригодятся при случае.

Про Хафизу сняли документальный фильм «Человек и самовар». Автор Валерий Сушков назвал её «вишенкой на торте», поскольку считает Хафизу единственной в стране женщиной — коллекционером и реставратором одновременно.

Про каждый самовар хозяйка может рассказать абсолютно всё, начиная с паспортных данных: места производства, материала и так далее. Ну, и плюс «личное» название. Например, «Гайка», «Тет-а-тет», «Репа», «Курочка», «Петух» (два последних имели встроенный свисток и при кипении издавали определённый звук). Есть в собрании точная копия самовара Льва Толстого (только уменьшенная ровно в 56 раз), огромная пятилитровая латунная ёмкость, красавчик-иранец с дарственной надписью на фарси.Самый необычный и редкий самовар в коллекции — «Спутник», его автор Константин Собакин. В своё время ему заказали подарок для лётчиков-космонавтов. Сосуд у Хафизы появился не без трудностей. Он был заказан в Пермском крае, но почта самовар потеряла, пришлось даже писать в прокуратуру. Почти полгода понадобилось, чтобы «Спутник» оказался у новой владелицы.

— Я ему говорю: путешественник, зла на тебя не хватает! — рассказывает Хафиза Бораганчиева. — Да и вообще, часто злюсь на свои самовары, слишком уж много времени и сил они у меня у меня отняли. Зато люди, когда я рассказываю о своих экспонатах, думают, будто я говорю о детях.

Анонс

Хафиза Бораганчиева открыла в Красноярске музей самоваров. Он базируется в Доме техники. Там проводят экскурсии, чаепития, мастер-классы. Но хозяйка сетует — помещение маловато и для коллекции, и для организации мероприятий. К тому же хочется, чтобы музей было доступен для маломобильных жителей. Поэтому в планах — расширение музея.

НОВОСТИ КРАСНОЯРСКА