Неотложка

Нужно ли покупать пульсоксиметр «на всякий случай»

На эти и другие вопросы отвечает Андрей Газенкампф, врач анестезиолог-реаниматолог краевой клинической больницы, декан лечебного факультета КрасГМУ.**

Нужно ли покупать пульсоксиметр «на всякий случай»

Сатурация, уровень кислорода, пульсоксиметр — раньше такие слова мы преимущественно слышали только в кинофильмах. Пандемия ввела новые понятия в нашу повседневную жизнь.

Что показывает пульсоксиметр? Нужно ли иметь в домашней аптечке кислородную подушку или аэрозоль? Что значит «сатурация падает»? На эти и другие вопросы отвечает Андрей Газенкампф, врач анестезиолог-реаниматолог краевой клинической больницы, декан лечебного факультета КрасГМУ.

Что такое сатурация?

Сатурация — это процент гемоглобина, связанного с кислородом, в эритроцитах. Гемоглобин входит в состав крови. Есть оксигемоглобин — как раз тот, который переносит кислород, а также гемоглобин, который переносит углекислый газ и ряд других газов.

Говоря простыми словами, сатурация показывает, сколько кислорода находится в крови. В норме — практически сто процентов гемоглобина переносит кислород, то есть сатурация — доля оксигемоглобина — стремится к ста процентам. Поэтому нормальным считается показатель 98—100.

В нашей практике сатурацию мы регулярно измеряем и измеряли и до пандемии COVID-19 — например, в реанимации, пульмонологии.

Что происходит в организме, когда говорят «сатурация падает»?

По факту — при таком состоянии меньшее количество гемоглобина в эритроцитах связывается с кислородом. Если в норме этот показатель сто процентов, то при патологиях может составлять и 80 процентов, и ниже.

Причин снижения может быть много. Например, и проблема самого гемоглобина, но такое случается редко. Или гипоксия, когда кислород не поступает из окружающей среды. Например, человек находится в душной комнате или задерживает дыхание. Также возможно, что проблема возникает в передаче кислорода между лёгкими и кровью: кислород начинает плохо переходить из альвеолы в капилляр. В результате насыщенность крови кислородом падает.

Мы измеряем уровень сатурации, а разобраться в причинах такого состояния позволяет клиническая картина.

При каких значениях сатурации нужно беспокоиться?

Вообще, при сатурации 93—94 я бы, как врач, уже дал кислород. Соответственно, значения 89—90 — показания для более серьёзной респираторной поддержки, а 85 — перевода на ИВЛ.

Но сейчас из-за пандемии границы немного сместились. С одной стороны, характер течения коронавирусной инфекции такой, что ухудшение наступает достаточно быстро. С другой, пациенты и переболевшие COVID-19 достаточно стабильно чувствуют себя и на более низких показателях.

Если мы говорим о здоровом человеке, то сатурация 93—94 — повод для беспокойства.

Отмечу, что сатурацию нужно измерять правильно. Прежде всего, человек должен находиться в состоянии покоя. Если пациент уже знает, что болен коронавирусной инфекцией, принимает лечение, то сатурацию измеряют в двух положениях — лёжа на спине и лёжа на животе. Ориентироваться нужно на второй показатель, он будет выше, а разница может составлять пять и более процентов. Дело в том, что в таком положении — оптимальное соотношение кровоснабжения и вентиляции лёгких, сатурация выше. Поэтому пациентам и рекомендуют больше времени проводить на животе.

При лечении каких заболеваний требуется кислородная поддержка?

Как правило, в большинстве случаев о кислородной поддержке речь идёт в каких-то острых ситуациях. На самом деле их много. Это различные пневмонии, острые патологии, например, отёк лёгких. Кислород получает любой экстренный пациент, не важно, хирургический или терапевтический, если его состояние признано нестабильным.

Некоторые получают кислородотерапию регулярно. Это люди с хроническими заболеваниями, например, такими как астма, ХОБЛ. Но постоянно на кислороде вынуждены быть не так много пациентов, это небольшая категория. Отмечу, что в нашей стране система домашней кислородотерапии, искусственной вентиляции лёгких не очень развита. А в зарубежных фильмах мы часто видим людей на специальных креслах, каталках, оборудованных баллонами. Они получают кислород дома.

У заболевших коронавирусом сатурация падает из-за пневмонии?

Правильнее говорить — из-за вирусного поражения лёгких. Потому что страдает барьер: лёгкие — кровь, альвеола — капилляр. Отчасти это происходит за счёт микротромбозов, отчасти — из-за поражения лёгочной ткани. Всё это препятствует проникновению кислорода в кровь. Получается, что человек дышит, а кровь кислородом не насыщается.

К чему может привести недостаток кислорода в крови?

Без кислорода мы погибаем.

Каков принцип действия пульсоксиметра?

В этом приборе есть источник инфракрасных лучей и датчик приёма. Инфракрасный луч проникает через палец. Кстати, для измерения можно использовать и мочку уха, и нос, и даже язык, но проще — палец. Инфракрасный луч просвечивает через капилляры, отражается от эритроцитов. Причём от оксигемоглобина и от другого гемоглобина он отражается по-разному. Датчик улавливает угол отражения, который идёт от оксигемоглобина, и считает получившийся процент.

Вы рекомендуете в период пандемии иметь пульсоксиметр дома?

Считаю, что не нужно поддаваться панике. Людям, не входящим в группу риска, приобретать прибор на «всякий случай, вдруг я заболею» не стоит.

Пожилым людям, людям, страдающим хроническими заболеваниями высокого риска, возможно, такой прибор и пригодится. Чтобы при возникновении дыхательной недостаточности, одышки измерить сатурацию и понять, нужно ли вызывать скорую помощь. Можно провести аналогию с тонометром: он не нужен здоровым молодым людям, но вот гипертоникам лучше иметь этот прибор дома.

Статистика показывает, что этой осенью увеличились продажи кислородных подушек, аэрозолей, концентраторов. Что это за изделия? При лечении коронавирусной инфекции можно ли использовать их в домашних условиях?

Подушка содержит в себе объём воздуха, насыщенного кислородом. Кислородный аэрозоль — это баллон, наполненный смесью, в которой также больше кислорода. Сегодня эти изделия в стационарах практически не используются. Их применяют вне лечебного учреждения, когда происходит обострение хронического заболевания, например, приступ астмы, и кроме терапии срочно нужен кислород. Это ситуации экстренные и внеплановые, но ожидаемые, поскольку есть какое-то хроническое заболевание.

Отмечу, что кислородные подушки раньше — несколько десятилетий назад — использовались чаще, но тогда не было понимания патогенеза этих заболеваний, эффективного лечения. Сегодня при нормально подобранной терапии такие экстренные ситуации, в принципе, возникать не должны. И тот же приступ астмы теперь снимается препаратами, которые влияют на причину его возникновения. А кислород — это только поддержка.

Кислородный концентратор в режиме реального времени выделяет молекулы кислорода из воздуха, концентрирует их и выдаёт в виде потока чистого кислорода. Это массивные, недешёвые аппараты. Их используют для регулярного обеспечения кислородом пациентов с хроническими заболеваниями.

Знаю примеры, когда люди приобретали эти аппараты при лечении коронавирусной инфекции и пневмонии в домашних условиях. Но считаю, что это не очень правильно. Если пациенту с COVID-19 требуется кислородная поддержка, это безусловно ситуация, когда нужно находиться в стационаре под наблюдением врача. Потому что сейчас требуется кислород, а, возможно, через полчаса — ИВЛ. Упустить этот момент очень просто.

Поэтому запасаться такими изделиями для лечения бессмысленно. Если есть необходимость в кислороде, нужно ехать в больницу.

В тему

Дополнительные кислородные концентраторы закуплены в больницы Красноярского края: 129 установок распределили среди 20 медучреждений. Часть концентраторов получили базовые госпитали в Красноярске. Также установки отправят в северные районы региона — больницы Норильска, Таймыра и Эвенкии. Оборудование приобретено на средства федерального, краевого бюджетов, а также в рамках благотворительной помощи.

Анастасия Мельникова
Опубликовано 2 года, 1 месяц назад,   26 декабря 2020 г. 15:00
Опубликовано 2 года, 1 месяц назад,   26 декабря 2020 г. 15:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов