Персона

«Выспаться — моя мечта»: министр экономики Анна Гарнец — о работе руководителем, амбициях молодежи и важности Work-life balance

Gornovosti пообщались с новым министром и узнали, как она освоилась на новой месте, легко ли быть руководителем, что хочет современная молодежь и почему так важен Work-life balance.

«Выспаться — моя мечта»: министр экономики Анна Гарнец — о работе руководителем, амбициях молодежи и важности Work-life balance

Новости о назначении министра экономики и регионального развития Красноярского края появились в конце октября. СМИ и телеграм-каналы акцентировали внимание на том, что она — женщина. И зовут ее Анна Гарнец.

Новому министру — 34 года. За ее плечами — два высших образования. Несколько повышений квалификации, работа машинисткой в больнице, продюсером-копирайтером в рекламном агентстве и работа в правительстве.

Прошло чуть больше месяца после ее назначения. Gornovosti пообщались с новым министром и узнали, как она освоилась на новом месте, легко ли быть руководителем, что хочет современная молодежь и почему так важен Work-life balance.

image description

— Анна Карловна, вам, как министру экономики и регионального развития Красноярского края, ежедневно приходится принимать решения, брать ответственность на себя. Легко ли всегда быть сильной и уверенной в своих силах?

— Это мой образ жизни. Я могу отнести себя к людям, которые могут принимать решения. Считаю, что это врожденное качество, ему невозможно научиться. Не скажу, что мне сложно делать это, во всяком случае, серьезного эмоционального стресса не испытываю. Я придерживаюсь принципа: иногда плохое решение лучше, чем никакого. Не всегда получается принимать решения, которые полностью устраивают тебя, поэтому здесь важно сохранять взвешенность, стабильность.

Когда соглашаешься на такую должность, ты сразу понимаешь, на что идешь и к чему готовиться. До назначения у меня был управленческий опыт, я не совсем из неоткуда появилась. Я и тогда принимала решения, и тогда у меня были сложные моменты и задачи. Не скажу, что здесь кардинально что-то поменялось. Однозначно увеличились объем и охват работы, стало больше направлений. Но поскольку я увлекающийся человек, то это плюс для меня. Здесь я начала дышать полной грудью.

Я искренне считаю, что министерство экономики и регионального развития Красноярского края — одно из самых сильных министерств в регионе с точки зрения кадрового потенциала, чтобы реализовать интересные проекты и добиться важных и значимых результатов.

— Сколько в среднем у вас уходит времени для принятия решения?

— Сложно сказать. Все-таки разные решения бывают. Есть ситуации, когда решение вынуждает действовать очень оперативно. И тогда его приходится принимать сразу. В этом случае промедление может быть очень чревато. Есть ситуации, когда необходимо взвесить. Здесь бежать впереди паровоза не стоит. Я сторонник того, что если есть возможность провести серьезную подготовительную работу, то надо провести ее. Взвесить все за и против, прежде чем принять решение.

— Потребность быть лидером – это приобретенное или заложенное с детства качество?

— Это точно не потребность. Мне сложно представить человека, который живет с мыслью о том, что он хочет быть лидером. Я думаю, что здесь есть элемент врожденной склонности, но тут уже мои наблюдения не конкретно за самой собой, а за людьми, с которыми я работаю. Потому что я руководитель, который сам работает с руководителями, в том числе руководителями среднего звена, которые подчиняются мне. Мне очень важно формировать у людей определенные управленческие компетенции. Я сделала для себя вывод о том, что, к сожалению, не всем дано быть руководителями. Человек может быть прекрасным специалистом, но он не способен принимать решения. А лидер, руководитель — это не тот, кто умнее всех или больше всех работает. Руководитель — человек, который принимает решения и несет ответственность за них.

image description

— Работа в бизнесе и госслужбе — у вас есть опыт и там, и там. Какое направление, на ваш взгляд, сегодня наиболее интересно молодежи?

— У меня совсем мало опыта в бизнесе, я приобрела его в студенческие годы, когда подрабатывала. Моя основная трудовая деятельность базируется все же в сфере госслужбы. Сложно сравнивать и давать такую объективную оценку. С другой стороны, могу сказать: по моему мнению, сейчас очень много интересных возможностей для развития молодежи на госслужбе. Здесь есть точки приложения усилий, ума, интеллекта, которыми могла бы воспользоваться современная молодежь. По моим наблюдениям, сейчас довольного много молодежи в госслужбе.

Мне кажется, сейчас есть определенная тенденция к формированию более молодого контингента на госслужбе. Во многом это связано и с тем, что молодежи действительно интересно. Есть возможности, есть проекты, есть стремление, общие желания что-то менять и создавать в регионе. И сама молодежь стала более активной и амбициозной. Не с точки зрения карьерных условий, а именно профессионального развития.

— В вашем коллективе больше мужчин или женщин? В каком количестве они преобладают? С кем из них работать сложнее и почему? Как вы справляетесь?

— Если брать руководящие позиции, то здесь больше мужчин. Не надо далеко ходить — достаточно посмотреть состав правительства Красноярского края. Если брать общий кадровый численный состав многих министерств и структур, в том числе министерства экономики и аппарата правительства, где я работала, там превалируют женщины. Не готова сказать о том, что это свидетельствует о какой-то дискриминации. Скорее, это особенности задач и специфика работы накладывают отпечаток.

— Сталкивались ли вы с дискриминацией в отношении женщин? В чем это проявлялось?

— Не скажу, что я сталкивалась с дискриминацией в своём жизненном и профессиональном опыте. Считаю, что мне очень повезло с руководителями, коллегами. Я действительно не могу вспомнить случаи, где я могла столкнуться с дискриминацией. Если говорить о возрастной дискриминации… Хотя я не назвала бы это дискриминацией. Мы изначально оцениваем людей по каким-то внешним факторам. Все-таки встречают по одежке. Поэтому, когда видят молодого сотрудника или специалиста, конечно, к нему относятся определенным образом. Но когда начинаешь общаться с человеком, ты уже делаешь выводы исходя из объективной картины. В этом плане первое впечатление обо мне, в том числе, исходя из моего пола и возраста, не мешало выстраиванию нормальных профессиональных взаимоотношений и не лишало меня возможности быть профессиональным и ориентированным на серьезную работу человеком.

image description

— После вашего назначения СМИ пестрили заголовками «Новым министром экономики и регионального развития стала женщина». Что вы скажете о них?

— Меня они улыбнули. Я читаю: «Новым министром стала женщина». Сижу и думаю: «Ну, хотя бы человек».

Это к вопросу о культуре. Культура — это сложно формируемая вещь. И в нашей стране в силу многих исторических факторов эта культура только начинает формироваться, именно культура равноправия. Мне кажется, здесь есть определённая позитивная тенденция. Я искренне считаю, что сейчас у нас есть возможности для реализации женщины. Они есть и в бизнесе, и органах власти. Пользоваться ими или нет — это уже выбор каждого. Всегда проще обосновывать свои неудачи, ссылаясь на то, что кого-то ущемили или обидели где-то. Я считаю, что все преодолимо. Конечно, есть определённо сложившиеся устои. Это вопрос привычки. Взять те же заголовки. Мне кажется, люди даже не осознавали, почему писали их. Тут скорее сказалась сложившаяся ментальность.

— Вас многие воспринимают как сильного, решительного руководителя. Но наверняка доля романтизма присутствует в вашем характере? Как вы любите проводить свободное от работы время?

— Сейчас все задают вопрос о свободном времени, и я всегда не знаю, как ответить на него, потому что мне кажется, что его нет. Я всегда очень много работала. На самом деле это очень большой недостаток, потому что мировые тенденции меняются в этом вопросе. Если раньше трудоголизм был моден, то сейчас говорят про концепцию Work-life balance, когда люди пытаются выстроить балансы между личной жизнью и профессиональной деятельностью.

У меня до сих пор не получается сделать это. Это моя зона роста. Потому что я посвящаю работе очень много времени, даже слишком. Поэтому свободного времени у меня очень мало, в основном, я провожу его с семьей, друзьями.

Я считаю, что это неправильно, когда люди посвящают всю свою жизнь работе. Это неправильно не только со стороны собственного самочувствия. Это неправильно и с точки зрения эффективности такой работы. Человек, который зациклен на работе, менее эффективен, чем человек, который нашел этот баланс между работой и личной жизнью. Поэтому я всегда против, чтобы сотрудники выходили в выходные. У людей должна быть личная жизнь.

— О чем вы мечтаете?

— Я с возрастом начала разделять понятия «мечты» и «цели». Мне кажется, у меня с годами становится больше целей. В силу опыта, специфики работы. Я четко понимаю, как их достигать. Мечты для меня — это эфемерные фантазийные вещи, которые по большей части не зависят от тебя. Когда я провела такое разделение у себя в голове, поняла, что мне сложно сформулировать мечты. Именно потому, что концентрируешься на конкретных целях. Доля романтизма постепенно стирается. Но я пытаюсь формулировать свои мечты, это еще одна моя зона роста.

— Если говорить о целях, не беря в расчет работу?

— Найти баланс между работой и жизнью. Хотя бы маленький. Чтобы работа не занимала 95% времени. Хотя бы 90%. И выспаться. Кстати, наверное, это и есть сейчас моя мечта (смеется).

Если говорить об околоцелях и околомечтах, которые не зависят от меня, но стали важными после событий в прошлом году — это здоровье моих родных. Потому что в прошлом году, я думаю, все пережили это. Это страшно. Этот страх сковывал меня в определенные моменты. Были периоды, когда я сильно переживала за родителей, потому что они люди в зоне риска. Страшно еще потому, что ты никак на это не можешь повлиять. Это как раз из разряда мечтаний: ты ничего не можешь сделать, но ты можешь надеяться, что оно минует тебя.

image description

Блиц

— У вас очень необычный фамилия. Откуда родом ваша семья?

— Мой папа по национальности эстонец. Он родился в Красноярском крае. В Нижнеингашском районе есть деревня Эстония, там жили коренные эстонцы-переселенцы. Так что да, у меня эстонские корни. Фамилия и отчество достались мне от папы.

— Откладывает это какой-то отпечаток в работе?

— Не сказала бы. Надо мной всегда смеялись в школе, потому что есть стереотип о медлительности эстонцев. Это совсем не про меня. Поэтому мне всегда говорили о том, что в этом плане я нетипичная.

— Семья, дети — в перспективе?

— Наверное. Если я найду баланс между работой и жизнью, то они появятся.

— Если было бы время на хобби, то чем занимались?

— Я стараюсь уделять время спорту. Хожу в спортзал, занимаюсь на тренажерах. Полюбила бегать в последнее время, для меня это способ снимать стресс. Когда у меня были тяжелые периоды в жизни, можно было по тому, как часто я хожу в спортзал и бегаю на дорожке, понять, насколько у меня тяжелый период. Чем тяжелее, тем больше времени я провожу на дорожке.

Если говорить про хобби, то я очень увлекающийся человек. Мне пока сложно разделять работу и личное, поэтому мне сложно выделить и хобби. Я очень люблю учиться. Но учеба опять же по большей части связана с работой.

Фото: Александр Купцов

Полина Бородкина
Опубликовано 5 месяцев, 1 неделя назад,   21 декабря 2021 г. 10:00
Опубликовано 5 месяцев, 1 неделя назад,   21 декабря 2021 г. 10:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов