Красноярск исторический

В Красноярске захоронения ветеранов обновляют за счёт бюджета

Уже больше десяти лет город выделяет средства на замену старых, пришедших в негодность памятников.

В Красноярске захоронения ветеранов обновляют за счёт бюджета

Дмитрий Шабалин

Татьяна Березнякова два десятка лет ухаживает за заброшенными ветеранскими захоронениями на Базайском погосте. Сначала могила была одна — рядом с семейным участком Татьяны Степановны. А потом на глаза стали попадаться другие забытые потомками погребения. На некоторых были портреты с воинскими наградами: орденами и медалями. Женщина брала и эти захоронения под свою опеку. Если требовалось их обновление, ходила по инстанциям, просила поддержки, но долгое время получала отказы. Чиновники отвечали, что за могилами ветеранов должны ухаживать родственники. Однако у Татьяны Степановны на это своё мнение. «Ветераны сражались не за родственников, а за Родину», — уверена красноярка.

Благодаря неравнодушным

Сейчас обустраивать забытые родственниками захоронения участников Великой Отечественной войны в краевом центре можно на средства специальной муниципальной программы. Уже больше десяти лет город выделяет средства на замену старых, пришедших в негодность памятников.

Стараниями Татьяны Степановны на Базайском кладбище удалось обновить 16 могил, три из них — в этом году. Так, мраморные памятники вместо старых металлических тумб установлены на захоронениях старшего сержанта, кавалера ордена Красной Звезды Фёдора Алексеевича Самкова, сержанта Афанасия Ивановича Каткова, награждённого медалью «За боевые заслуги», красноармейца Алексея Тимофеевича Гомана. Память о них сохранится на долгие годы благодаря работе неравнодушной жительницы Красноярска и поддержке муниципального бюджета.

Процесс отработан

Сегодня в России действует федеральная программа, по которой можно привести в порядок могилу ветерана. Средства выделяет государство, а до получателей (это родственники героев, подавшие заявку на благоустройство могилы) их доводят военкоматы. Однако на захоронения участников ВОВ, которые умерли раньше 12 июня 1990 года, действие этой программы не распространяется. Поэтому в Красноярске решили ежегодно выделять деньги, на которые можно приводить в порядок старые могилы. Да, в год выходит не так и много, но зато это планомерная работа.

На данный момент процесс обновления погребений отработан практически до автоматизма. Как рассказал начальник городского отдела организации похоронного дела Павел Штрек, муниципалитет ежегодно выделяет деньги, организует торги, по результатам которых выбираются изготовители надгробий. Первыми в список на благоустройство попадают заявки от родственников ветеранов — людей с небольшими доходами.

— Мы выполняем сразу две задачи: первая — увековечивание памяти защитников Родины, вторая — поддержка малоимущих красноярцев, которые самостоятельно не могут купить новое надгробие, — рассказал Павел Штрек.

Но родственников, которые хотели бы привести в порядок могилы ушедших близких, немного. У некоторых участников ВОВ, ушедших в 60, 70, 80-х годах прошлого века, дети либо сами очень пожилые, либо и их уже нет на свете. А внуки и тем более правнуки не всегда хранят память о героических предках.

— Хорошо, что в Красноярске есть люди, которые на добровольных началах ищут заброшенные могилы участников Великой Отечественной войны, — рассказал Павел Вернерович. — Татьяна Степановна Березнякова — одна из таких активисток. Базайское кладбище в числе самых старых в Красноярске, на нём есть захоронения 40, 50, 60-х годов, за которыми уже не ухаживают родственники. Нам повезло, что не все равнодушно проходят мимо таких фактов.

Чтобы внести конкретное захоронение в программу, недостаточно, чтобы оно было запущенным, неухоженным. Нужно собрать информацию о похороненном там человеке, предоставить в департамент городского хозяйства документы, подтверждающие его статус участника Великой Отечественной войны. Татьяне Степановне активную помощь со сбором данных и поиском подтверждений оказывает администрация Свердловского района — сотрудники поднимают записи специальных многотомных изданий, готовят документы и передают их в департамент.

Независимо от званий и наград

Есть неухоженные могилы ветеранов и на относительно новом кладбище — Бадалыке: проржавевшие и покосившиеся металлические тумбы с полустёртыми надписями и выцветшей звездой. В нынешнем году на этом погосте привели в порядок шесть захоронений. Здесь подрядчики уже завершили работы, и «Городские новости» попросили Павла Штрека показать, что за памятники устанавливаются за счёт муниципалитета. Журналисты нашего издания убедились, что выглядят надгробия очень достойно. Все памятники изготовлены из природного мрамора, это долговечный материал, который простоит десятки лет. Участки аккуратно прибраны, на захоронениях сделаны бетонные окантовки и цветники.

— Памятники ветеранам выполняются в одном стиле, они должны быть узнаваемыми, — говорит Павел Вернерович. — Правда, мы не сразу пришли к такой конфигурации, какую вы видите сейчас. Раньше надгробия были разного размера, разного цвета, отличались способы нанесения информации. Но обязательными всегда были мрамор и символическая атрибутика: звезда и надпись «Участник Великой Отечественной войны». В последние несколько лет мы остановились на едином варианте: белый мрамор, чёрная гранитная табличка с именем и датами жизни, звезда, надпись «Участник Великой Отечественной войны». К сожалению, не всегда мы можем перенести со старого памятника портрет, даже если он есть. Реставрация старых фотографий, долгое время пробывших на открытом воздухе, — дорогостоящий и сложный процесс. Если восстановить изображение не получается, мы просим подрядчика оставить старый снимок на могиле, чтобы родственники могли принять решение о дальнейшей судьбе портрета. Но если заявка пришла от потомков и они готовы предоставить качественный снимок, мы добавляем его на памятник.

Павел Вернерович рассказал, что на внешний вид памятника не влияет, был ли ветеран удостоен боевых наград, имел ли офицерское звание. Бюджет проекта ограничен и не допускает излишеств. Но есть редкие случаи, когда к работе подключаются спонсоры. Так, сейчас Татьяне Березняковой один из неравнодушных красноярцев помогает восстановить портрет ветерана, на могиле которого обновили памятник в этом году.

Бывают и казусы — родственники не всегда правильно понимают содержание программы.

— Приходят внуки, правнуки, просят выложить место захоронения брусчаткой или залить его бетоном, изготовить красивую кованую оградку, — говорит Павел Штрек. — По условиям федеральной программы такое сделать можно, здесь человек вправе сам решить: либо он купит и установит памятник на свой вкус, а затем получит компенсацию в пределах определённой суммы, либо закажет работы в организации, с которой у военкомата по месту захоронения заключено соглашение о сотрудничестве. В муниципальной программе такие варианты не заложены. У нас только памятники и определённый вид работ.

Нюанс

Подтверждение того, что человек участвовал в Великой Отечественной войне, можно найти на ресурсе Министерства обороны РФ «Память народа». Здесь содержатся десятки миллионов записей о советских воинах, включая данные о награждениях, а по некоторым есть и фотографии из учётных карточек.

Ещё один ресурс — электронная база данных центрального архива Министерства обороны, она содержит большое количество записей о погибших и раненых солдатах Красной Армии в ВОВ, а также о наших военных, попавших в плен.

Если данных о человеке в этих источниках нет, то запросы можно направить в центральный архив Министерства обороны РФ.

Ирина Елисеенко
Опубликовано 3 месяца, 1 неделя назад,   28 октября 2022 г. 19:00
Опубликовано 3 месяца, 1 неделя назад,   28 октября 2022 г. 19:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов