Персона

Геннадий Клепиков: «Пишешь: «Доброе утро» — и ямы нет»

Депутат Красноярского городского Совета рассказал, как управленческий опыт помогает в работе.

Геннадий Клепиков: «Пишешь: «Доброе утро» — и ямы нет»

Красноярский Городской Совет Депутатов

Геннадий Клепиков на рабочем месте.

Разговаривать с Геннадием Клепиковым лично мне было интересно. Не только из-за всплывающих по ходу беседы россыпи фамилий людей, известных и у нас в городе, и в стране. Депутату Красноярского городского Совета, заместителю председателя постоянной комиссии по бюджету, собственности и экономическому развитию действительно есть что вспомнить и о чём рассказать.

Надо? Сделал

— Семья у меня простая, — вспоминает Геннадий Яковлевич. — У отца три класса церковно-приходской школы. Мама не умела ни читать, ни писать — её только подпись свою рисовать научили. Дома у нас не было ни книг, ни журналов, ни газет. Только телевизор, по которому шла одна программа с шести до 11 часов вечера. Мне ещё повезло, что дикторы тогда говорили на хорошем, правильном русском языке. В садик я ходил недолго — плохо там кушал, поэтому до школы сидел дома под присмотром бабушки из соседнего подъезда.

Жили мы в обыкновенной пятиэтажке в Студгородке. Мне как-то подарили лыжи, но сил затянуть ремни на валенках не хватало. Папа надевал мне их дома, я на этих лыжах спускался с последнего этажа и шёл кататься в нашу берёзовую рощу. А что делать? Надо — сделал.

Когда пришёл в первый класс, учителя были в ужасе — я не умел ни читать, ни писать, не знал ни песен, ни стихотворений... Вдобавок левша, которого надо переучивать. Мама очень боялась, что не вытяну учёбу, но как-то справился — школу закончил твёрдым ударником. В институте учился на том же уровне, но диплом защитил на пятёрку.

Почерк у меня ужасный, поэтому уже со второго курса я перестал писать лекции. Договорился с однокурсниками — они мне дают свои конспекты, я пишу им курсовые работы. Так даже лучше получилось — у меня была возможность внимательно слушать лекции, тут же анализировать информацию и вникать в тему.

Партия сказала

— После института по распределению попал в строительный отдел ЦКБ “Геофизика”, — продолжает Геннадий Клепиков. — Тогда это была закрытая полувоенная организация. Через год меня практически заставили возглавить местный “Комсомольский прожектор” (движение советской молодёжи по общественному контролю в период с 1962 по 1989 год. — Прим. автора). Работу там наладили и меня избрали секретарём комсомольской организации ЦКБ. Это более 200 человек. Через некоторое время мы заняли первое место среди проектных организаций Красноярска.

Меня заметили и пригласили в горком комсомола. Потом был вторым секретарём Центрального райкома, затем первым в Советском районном комитете. Причём о карьерном росте даже не думал. Времена были такие: партия сказала — надо, комсомол ответил — есть.

Вроде все хорошо, есть перспективы. Однако я тогда посмотрел на некоторых своих коллег, которые из комсомола сразу перешли на партийную работу, и понял — вот так не хочу. Нужен опыт работы на реальном производстве, чтобы разговаривать с руководителями предприятий на одном языке.

Отпустили не сразу, но в итоге всё получилось. Работал на Красноярском комбинате индустриально-строительных конструкций начальником управления снабжения. Предприятие большое. У меня там была пара тысяч наименований различных комплектующих, и всё важно. Шурупов не хватает — и всё, производство встало. Процесс отладил и ушел на городское обувное объединение, где как раз шел процесс модернизации.

В 1999 году меня позвали в территориальное управление правительства края, курировал органы власти в Красноярске и Норильске. Когда губернатором края стал Александр Хлопонин, меня пригласили в представительство ГМК “Норильский никель” в Красноярске.

Зачем вам мандат?

— Когда мне предложили баллотироваться в Красноярский городской Совет депутатов, я долго сомневался. Убедили меня довольно простым аргументом: “Среди депутатов обязательно должны быть врачи, учителя, спортсмены, строители, но и управленцы — люди, которые знают, как работают наши органы власти, — тоже нужны”. Вся моя профессиональная деятельность, начиная с комсомола, связана с системами управления.

Был большой риск проиграть. Как тогда сказали специалисты, узнаваемости у меня было ноль — даже в моём родном Октябрьском районе. Однако всё получилось. Чтобы познакомиться с людьми, пришлось провести десятки встреч, в том числе во дворах.

Может быть, это нескромно, но мне кажется, что сейчас я полезен в текущей нашей работе — могу подсказать выход из тупика. Такая же ситуация с чиновниками, к которым я нередко обращаюсь с депутатскими запросами. Вижу — хочет отказать или просто уклониться от ответа. Предлагаю: “Давай вот так сделаем” — и человек соглашается, потому что проблему и в самом деле можно так решить. Это не хвастовство. Просто я считаю, если у тебя есть опыт в какой-то сфере деятельности, его надо использовать по максимуму.

Связь с избирателями у меня многоканальная. Регулярно веду личный приём, много обращений поступает по электронной почте, по телефону в горсовете. В последнее время провожу много встреч в школах. Могу твёрдо сказать — до меня доходят все жалобы, и я стараюсь решить поставленные там проблемы. Например, в администрации города я ответственным людям уже всю плешь проел по поводу обрушения склона рядом с Николаевским мостом.

Непростая ситуация и с Академгородком, где вся земля федеральная и местные власти не имеют права вкладывать туда деньги. Мы ямку там засыпать не можем без угрозы попасть под уголовное дело за нецелевое использование бюджетных средств. Приходится искать какие-то обходные пути. Нам понадобилось четыре года, чтобы перенести конечную остановку рядом с Домом ученых (Нижний Академгородок) от мусорки. Потом и транспортное кольцо приведем в порядок.

Есть в работе депутата своё особое удовольствие. Простой пример, люди к тебе обратились — надо сделать пешеходную дорожку из брусчатки. Проходит немного времени, и ты уже идёшь по ней. Другой пример. Проезжаю по своему участку, на дороге большая яма. Думаю, ладно, без меня заделают. На следующей день смотрю — не заделали. Звоню большому начальнику — обещает немедленно всё исправить. Назавтра еду — яма на месте. Снимаю её на телефон и отправляю этому начальнику с подписью “Доброе утро”. На следующий день всё сделали.

О личном

— Старший сын у меня взрослый, у него уже свой бизнес. Младшие — один в девятом классе, другой в первом. Живётся им непросто. Самый маленький в понедельник ходит на футбол, во вторник у него шахматы, в среду — карате, в четверг — шахматы, в пятницу — карате, в субботу — плавание и футбол, в воскресенье — плавание. Сашка бабушке жалуется, что выходных у него нет, но всё равно ходит и только иногда пищит. Однако это лучше, чем целыми днями сидеть за телефоном или компьютером.

Увлечение у меня одно — рыбалка. Заразил меня этим тесть. Ловлю на спиннинг и удочку, есть все необходимые снасти и для зимней, и для летней рыбалки. Тут главное вовремя остановиться. Рыбаки же главные оптимисты — ещё полчасика посижу, и точно клюнет, а потом ещё немного и ещё... Тут, как и в жизни, надо уметь вовремя остановиться.

При этом рыбу я практически не ем, поэтому весь улов отдаю тестю — он сейчас редко выбирается на рыбалку.

ДОСЬЕ

Геннадий Яковлевич КЛЕПИКОВ

Депутат Красноярского горсовета, начальник управления по взаимодействию с органами власти в представительстве ГМК “Норникель”.

Дата и место рождения: 31 августа 1958 года, Красноярск.

Образование: Красноярский политехнический институт, специальность — инженер-строитель, теплогазоснабжение и вентиляция.

Семья: женат, три сына.

Увлечения: рыбалка

НОВОСТИ КРАСНОЯРСКА