Персона

«Изолировать Россию невозможно». Депутат Госдумы Виктор Зубарев — о влиянии санкций, экономических перспективах и решении местных проблем

Парламентарий считает, что, очерчивая контуры будущего России, нужно учитывать массу факторов.

«Изолировать Россию невозможно». Депутат Госдумы Виктор Зубарев — о влиянии санкций, экономических перспективах и решении местных проблем

«Мир меняется, но то, каким он станет, зависит от каждого из нас», — уверен депутат Государственной думы РФ Виктор Зубарев, с которым мы говорили о перспективах нашей страны на ближайшие годы. Парламентарий считает, что, очерчивая контуры будущего России, нужно учитывать массу факторов. Да, есть внешнее давление, хватает и внутренних сложностей. Но, по словам Виктора Владиславовича, есть и такие, подчас не поддающиеся никакому прагматическому расчёту явления, как русский дух, особый характер нашего многонационального народа и умение преодолевать любые сложности.

Не Иран и не Куба

— Экономические санкции, введённые сегодня против России, не имеют аналогов. Даже куда меньшие запреты и ограничения серьёзно отразились на развитии таких стран, как Куба или Иран. А насколько больно может быть нашим согражданам?

— Когда в 2007 году Владимир Владимирович Путин произнёс свою мюнхенскую речь, многие не обратили на это должного внимания. А сейчас мы видим, насколько наш президент был дальновидным. Формирование справедливого многополярного мира станет благом для всего человечества, для общего социального и экономического развития.

Иран и Куба — хорошие примеры того, как страны, даже находясь под серьёзным западным давлением, сохраняют национальную независимость, культуру и традиции. И полностью вычеркнуть их из мировой экономики никому так и не удалось. Вот у нас, например, сейчас есть все возможности наладить с ними более тесные контакты по целому ряду направлений. Иран — это продукты питания (от гранатов до арбузов), текстиль, даже турбины для электростанций. Куба — металлы, тростник, да и туризм. Мы можем размещать там некоторые заказы, формировать совместные предприятия. С Ираном, например, развивать транскаспийский транспортный коридор.

Если же говорить о перспективах санкций против России, то достичь целей, которые они преследуют, нереально. Хотя бы потому, что изолировать нас сегодня просто невозможно. Вы посмотрите, насколько тяжело даётся Европе каждый новый пакет ограничений. С отсрочками, оговорками. Мы — слишком большая страна. Ресурсы и продукты, которые поставляются Россией, заменить просто нечем. Чтобы это понять, европейским и заокеанским политикам в силу деградации их аналитических центров понадобится ещё несколько месяцев. Но уже в декабре — январе к ним придёт полное осознание. К тому моменту в жизни россиян всё меньше будет места курсу доллара и евро. Мы ждём новую мировую резервную валюту БРИКС, которая обязательно появится.

— А достигнутый на сегодня уровень жизни россиян не упадёт? Очень не хочется терять то, что мы имеем.

— Давайте вспомним опыт ХХ века, как мы переходили от аграрной страны к индустриальной. Как в самых суровых условиях Россия смогла не только сохранить себя, но и подняться…

— У нас тогда даже был выполнен с опережением план ГОЭЛРО, казавшийся практически нереализуемым!

— Вы правы, но не стоит забывать, какой ценой была решена задача по индустриализации страны. Сегодня ситуация другая. Ни голода, ни недостатка самого необходимого у нас не будет. Продуктов и модных брендов нам тоже хватит. На сегодняшнем этапе для нас самое главное — перенастроить экономику и поддержать людей, которые нуждаются в социальной защите. Это два кита, на них будет держаться в ближайшие годы вся внутренняя политика Государства Российского.

— И всё-таки очень хочется жить со всеми в дружбе. Возможно ли это? Вот экс-президент США Джимми Картер ещё в 2014 году сказал, что человечество способно объединиться только перед угрозой тотального уничтожения, например в случае нашествия инопланетной цивилизации. А вы как считаете, есть ли что-то, что позволит нам преодолеть все распри?

— Я думаю, объединить всех может вера. Люди отходили от неё, поддаваясь заблуждениям. Но в любом случае всё возвращается на круги своя. И вера в добро, в Бога положит конец распрям. Правда, это может случиться нескоро. Однако люди всё равно вернутся к традиционным ценностям, независимо от национальностей и конфессий.

Есть прорыв?

— Давайте детально поговорим о перспективах российской экономики. Вот вы верите в то, что наш автопром, авиапром, электронная промышленность и другие отрасли смогут выпускать достойную продукцию мирового уровня? Возможен ли технологический прорыв России?

— Малые реакторы, беспилотные грузовики, электробусы, «Сармат» и «Циркон»… Их создали в последние годы, часто уже без опоры на советский опыт. Разве это не прорыв?

Вот, пожалуйста, вам пример: красноярское предприятие, где ребята работают над созданием тепловетрогенератора. Это, по сути, революция в обеспечении теплом изолированных поселений в Арктике. И таких, как они, становится всё больше.Конечно, чтобы перенастроить экономику, нам необходимо сделать ещё очень многое. В первую очередь возродить станкостроение, то есть производство средств производства. Его разрушили, полагаясь на импортные поставки. Сейчас же необходимо восстановить и эту отрасль, потому что у нас нет другого пути. И в организации «Деловая Россия», с которой я довольно долго сотрудничаю, уже есть в этой части конкретные планы.

В то же время наш президент говорит, что мы не должны импортозамещать буквально всё, что производится в современном мире. Мы удерживаем ключевые технологические ниши в ядерной энергетике, ракетостроении, космосе, ОПК. Всё остальное можно делать в сотрудничестве с нашими партнёрами.

— А почему тогда в мае сенатор Андрей Клишас заявил, что программа импортозамещения в России провалена? Ведь и правда, мы не делаем, например, собственных смартфонов.

— Мобильные телефоны, в том числе и смартфоны, производить не так и сложно, их сегодня выпускают многие страны Азии и Латинской Америки. Но вот для армии, для важнейших госкорпораций нужна своя связь, свои технологии. Где-то это было сделано, где-то нет. Мне кажется, можно говорить о неповоротливости некоторых госкомпаний, которые не смогли вовремя создать свои работоспособные программы, технологии, сервисные производства.

Также нельзя не признать, что из-за санкций у нас пострадали целые отрасли, на которые завязаны предприятия по всей стране. Приведу пример. За последние десятилетия в нашем крае появилось несколько новых направлений промышленного производства: автокомплектующие, малое судостроение, выпуск полимерных покрытий. Естественно, кризис в автомобильной отрасли отразился напрямую и на выпуске автокомплектующих. Некоторые предприятия даже приостановили работу. Сегодня важнейшая задача — сохранить и поддержать эти предприятия. К слову, президент особое внимание уделил автопромышленности.

Чем быстрее восстановим выпуск своих автомобилей, тем лучше будет и экономике края.

Нужны самолёты

— С момента введения санкций появились опасения, что могут быть свёрнуты или урезаны программы, которые реализуются в нашем регионе по нацпроектам «Жильё и городская среда», а также «Безопасные качественные дороги».

— Никакой информации об их сокращении нет. Это ключевые программы с мощнейшим социальным эффектом. Они делают жизнь людей лучше. Наоборот, мы ждём роста их финансирования не только в этом, но и в следующем году. Ведь то же строительство жилья — это огромный потенциал для общего экономического развития. Целая индустрия.

— Продолжая разговор о больших программах, стоит вспомнить об итогах недавнего Петербургского экономического форума. На нём президент России анонсировал масштабный план по ремонту автомобильных дорог. Что может быть сделано в рамках этого плана в Красноярском крае?

— В пятилетнем плане реконструкции и строительства дорог, утверждённом недавно правительством страны, есть и Красноярский край, и Хакасия. Запланированы работы на трассах Р-255 «Сибирь», М-53 «Байкал». А вообще у нас двадцатимиллиардный бюджет дорожной отрасли. Огромные деньги — под три миллиарда — в этом году пойдут на дороги городов и районов края.

Но если смотреть стратегически, то станет очевидно: сделай хоть 10 полос в каждую сторону, а проблему сообщений между населёнными пунктами в нашем регионе полностью не решишь. Будущее Енисейской Сибири — это и железные дороги, водные пути и авиация. Все это есть в Транспортной стратегии, и в её рамках мы уже строим новые теплоходы в Петербурге.

Отдельный больной вопрос — малая авиация. Сегодня край вынужден экономить ресурс иностранных машин. Временно остановлен маршрут на Абакан (рейсы возобновятся 22 июля). Несколько лет назад отменены полёты в Шушенское, возрождением которых в 2016 году мы так гордились. Нужны отечественные лайнеры малого класса на 20–40 пассажиров, и самолёт «Байкал», который мы ждём в ближайшие годы, эту нишу не закрывает.

Что до развития железнодорожного сообщения, то очень хороший проект был анонсирован на одном из минусинских форумов. Это скоростной электропоезд из Красноярска на юг края. Возможность сократить путь до четырёх-пяти часов существенно повлияет на развитие наших южных территорий, на качество жизни людей.

— Выступая в Петербурге, Владимир Путин также заявил о необходимости запуска комплексной программы модернизации ЖКХ. Что именно планируется делать? Есть ли какие-то подробности?

— Глава государства очень хорошо понимает проблемы ключевых отраслей, и у нас в России накоплен огромный опыт преобразований в самых разных сферах. Строительство, дороги, сельское хозяйство… Но ЖКХ — отрасль крайне сложная. Нигде в мире нет такого громадного комплекса, с его очевидными достоинствами и недостатками. И фундамент, заложенный ещё в советское время, уже не может служить опорой для современного жилищно-коммунального комплекса. То, что отрасль не рухнула, — заслуга тех, кто качественно относился к своей работе, — от управленцев до слесарей и ремонтников. Сейчас точечно инвестиции в ЖКХ идут по линии бюджетных инфраструктурных кредитов, из Фонда национального благосостояния. Но стоит задача — развернуть масштабную программу, охватывающую всю страну. Прежде всего по замене коммунальной инфраструктуры — сетей. Под это не жалко средств ФНБ и других ресурсов федерального бюджета.

Как раз сейчас в Минфине верстается бюджет страны на 2023 год. Программа, обозначенная Владимиром Владимировичем, будет одной из ключевых. Наш думский комитет по бюджету в этом процессе задействован. Будем следить, чтобы распределение средств между регионами было справедливым.

— Но ЖКХ — это не только сетевое хозяйство. Очень много проблем накопилось в сфере управления жилищным фондом. Как сегодня депутаты предлагают бороться с мошенниками, которые под видом УК «приватизируют» средства граждан, присваивая миллиарды?

— Да, к сожалению, сейчас качество управления в отрасли, особенно на уровне УК, как бы мягче сказать, хромает… Там действительно есть случайные люди, даже мошенники. Но и надзорники работают очень серьёзно. Конечно, для наведения полного порядка потребуются годы, но уверен, что злоупотребления уйдут в прошлое. Отчасти это зависит и от нас с вами. Жёсткий спрос должен сыграть положительную роль.

Напомню, что долгожданный закон, кстати, подготовленный Законодательным собранием нашего края, о повышении квоты при голосовании при выборе УК до 50 процентов от числа собственников, одобрен и Думой, и Советом Федерации. Так что работаем.

Вечные вопросы

— У нас в Красноярске есть несколько вопросов, которые с горькой иронией можно назвать вечными. В их числе — строительство метро. Да, на федеральном уровне прозвучало заявление о том, что у нас в городе оно будет. Правда, назвали это «метротрамвай». И опять же по срокам ничего не ясно.

— Как и многие красноярцы я обеспокоен ситуацией по строительству подземки. Однако если правительство России даёт средства на метротрам, то проект надо реализовывать. По некоторым прогнозам, население Красноярска в ближайшие 50 лет вырастет в полтора-два раза. Так что к теме полноценного метро, скорее всего, придётся вернуться.

— Ещё один вечный вопрос — экология. Вроде бы что-то делается, а всё равно ситуация, особенно в морозный безветренный день, плачевная. Что делается для решения проблемы? И, в тему, — есть ли надежда на то, что в Красноярск придёт газ?

— Вспоминаю один из разговоров с Павлом Стефановичем Федирко. Он приехал в город в начале 1950-х, как раз перед отправкой в Норильск. И первое, что почувствовал, — запах гари, копоть от заводских и печных труб. Это ещё раз подтверждает, что причины плохой экологии нужно искать в нашем промышленном прошлом и настоящем. Почитайте замечательного красноярского писателя Георгия Кублицкого, который писал о грязном воздухе ещё в 1970-е годы.

Вопросы ставились уже тогда. Должного ответа на них в силу доминировавших на тот момент задач развития индустриального потенциала страны и имевшихся технологий не было.

А сегодня добавились новые факторы загрязнения — из-за дороговизны энергии малый бизнес переходит на собственные теплосистемы, как правило работающие на угле. В разы к советскому периоду вырос автопарк. Правда, уже в следующем году в Красноярск должна поступить партия электробусов. Это один из шагов решения не только экологических проблем, но и обеспечения связности новых микрорайонов с другими территориями города.

Кроме того, и климат меняется — Красноярск из «Ветропыльска» превратился в город, где иногда несколько суток практически нет движения воздуха. И это предмет и для научного изучения, и для разработки вариантов изменения ситуации.

Часть проблем поможет решить газификация. Я всегда был её сторонником, постоянно отправляю обращения в Газпром, в Минэнерго. К сожалению, чиновники в ответах немногословны: рассматриваем, определяем варианты.

Возможно, именно сейчас это оправданно. В условиях санкций преждевременная информация о некоторых проектах может осложнить их реализацию. Но с другой стороны — это большой исторический шанс сшить западную и восточную части трубопроводной системы страны именно в Красноярском крае. Иной географии просто нет. И такой проект открывает большие возможности для газификации промышленного сектора региона.

Досье

Виктор ЗУБАРЕВ

Депутат Государственной думы Российской Федерации, член комитета по бюджету и налогам.

Дата и место рождения: 20 февраля 1961 года, город Ужур Красноярского края.

Образование:

1983 год — Красноярский политехнический институт по специальности «инженер-механик»,

2004 год — Академия государственной службы при президенте РФ по специальности «государственное муниципальное управление».

Работа:

1980-е годы — студенческие строительные отряды, Сибирская академия наук, Институт химии и химической технологии, Институт горного дела КФ СО АН СССР.

1990–1996 годы — руководитель предприятий, председатель совета общественного объединения «Фонд развития Сибири».

1996–2007 годы — депутат городского Совета Красноярска, Законодательного собрания Красноярского края.

2007–2011 годы — депутат Государственной думы Российской Федерации.

2011–2012 годы — председатель комитета Законодательного собрания Красноярского края по промышленности.

2012–2014 годы — депутат Государственной думы Российской Федерации.

2014–2016 годы — заместитель председателя правительства Красноярского края — министр экономического развития, инвестиционной политики и внешних связей.

С 2016 года — депутат Государственной думы Российской Федерации.

Общественная деятельность:

член бюро президиума Всемирного Русского Народного Собора;

заместитель генерального секретаря Федерации бокса России по детско-юношескому спорту;

председатель правления Красноярского землячества в Москве.

Личные достижения: кандидат технических наук. Кандидат в мастера спорта по боксу.

Ирина Голубович
Опубликовано 1 месяц назад,   9 июля 2022 г. 15:00
Опубликовано 1 месяц назад,   9 июля 2022 г. 15:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов