Стадион

Красноярский тяжелоатлет Виктор Курицин занимается спортом в 87 лет

Виктор Сергеевич планирует в скором времени поехать на очередные ветеранские соревнования.

Красноярский тяжелоатлет Виктор Курицин занимается спортом в 87 лет

Руслан Рыбаков

Возраст — всего лишь цифры в паспорте. Эти слова можно смело применить к Виктору Курицину, который известен в Красноярске как ветеран тяжёлой атлетики. В свои 87 лет он бодр, свеж и до сих пор тягает штангу в своей квартире. И руку при знакомстве жмёт очень крепко — совсем как гриф.

Виктор Сергеевич планирует в скором времени поехать на очередные ветеранские соревнования — правда, дата и место пока не определены. «Вроде говорили про Екатеринбург, но всё ещё утверждается», — говорит ветеран. Сейчас на повестке дня другие вопросы: нужно отпраздновать бриллиантовую свадьбу с супругой Ниной Егоровной. В феврале семья Курициных отметила 60 лет совместной жизни. Супруги рассказали о своей жизни.

— Как познакомились?

— Дом, где я жил в Узловой, это Тульская область, стоял в десяти метрах от местного клуба, — говорит Виктор Сергеевич. — Там кино, потом танцы, всякая самодеятельность. Я, когда пришёл из армии, часто бывал в клубе, как и Нина. Как-то выхожу на улицу, а там её пацаны снежками забрасывают. Дурачились, видимо. Я им: «Это что такое? А ну разойтись!» Был младшим сержантом, все меня уважали — быстро рассыпались. Я к ней: «Давай до дома провожу». Один раз прогулялись, другой — вот так всё и завертелось. А там уже жениться надо. Пошли к родителям — они не против. Сыграли мы свадьбу 10 февраля 1962 года. С тех пор живём вместе. Хотим в начале марта собраться всей семьёй и отметить наши 60 лет.

image description

— Семья большая?

— Старшая дочь и младший сын, — отвечает Нина Егоровна. — Четыре внука и внучка-красавица. А ещё правнук один, он в этом году в школу пойдёт. Дети у нас часто в гостях бывают, не забывают стариков.

— Как в Красноярске оказались?

— У меня друг ездил в Красноярск по своим делам, — говорит Виктор Сергеевич. — Потом вернулся и говорит: «Там работа есть, спортзалов много, зачем ты тут сидишь?» Позвал за собой. Я поговорил с женой, с сестрой, и мы втроём приехали сюда. Устроился на Красмаш, дали квартирку, но очень холодную, а потом переселили в комнату в бараке — кстати, по спортивной линии. Сестре тоже жильё дали, она маляром работала. После холодной квартиры нам барак раем казался!

— У нас, когда мы жили в той комнатушке, дочь родилась, — вступает в разговор Нина Егоровна. — Когда ей было два года, мы переехали в двухкомнатную квартиру на Паровозной. Там места было столько, что дочка обрадовалась и постоянно туда-сюда бегала!

image description

— Мою супругу положили в роддом 18 ноября, — добавляет Виктор Сергеевич. — Назавтра день артиллериста. А я в армии зенитку возил. Договорились так: если будет девчонка, запишем 18-го числа, если пацан — 19-го. В итоге дочь родилась ровно в полночь. По моим стопам пошла, тоже учительница.

— Так вы учитель?

— А то ж! Я после Красмаша 32 года трудовиком отработал. В разных школах города учил ребятишек мастерить. Понял тогда, что преподавание — моя страсть. Ученики меня обожали и до сих пор здороваются при встрече. Приятно, что помнят.

— Нина Егоровна, а вы кем работали?

— Я хотела попасть на завод химволокна, но не прошла медицинскую комиссию. На шинный тоже не взяли. Как-то увидела объявление, что требуется почтальон. Откликнулась, устроилась и постепенно доросла до начальника отделения. Посвятила почте 44 года и работала там вплоть до пенсии. Там, можно сказать, дети выросли — приходилось их с собой брать, когда они болели или на каникулах были. До сих пор вспоминают, как в шкафу спали.

— Вы, Виктор Сергеевич, как в тяжёлую атлетику попали?

— Кошкинбай затащил! Это мой сослуживец, казах, мы в армии дружили сильно. Он чуть меньше меня ростом, но за полк выступал и по штанге, и по борьбе. Я, кстати, мог борцом стать, но не срослось.

— Почему?

— Как-то пришли с Кошкинбаем в зал, там место для борьбы опилками усыпано. Начали бороться по-серьёзному, и он меня по дуге как бросит! Я лежу, а он хохочет: «Тут не сила нужна, а техника!» С борьбой пришлось завязать, хотя талант был. А вот к штанге он меня пристрастил. Я потом даже за полк выступал.

image description

— Где занимались?

— Под открытым небом в соседнем полку валялась штанга, прямо на помосте из досок. Старшина нам разрешил, и мы приходили, занимались. Гриф на 25 килограммов уже слегка ржавый был, и блины тоже старые, но нам хватало. Постепенно я дошёл до чемпионата города Ровно, где служил, и об этом узнал командир полка. Он мне разрешил ходить в штаб дивизии, где был хороший зал. Там я и штангу тягал, и гимнастикой немного занимался — мог даже «крест Азаряна» сделать, пусть и не на полностью вытянутых руках. У меня рост небольшой, и ребята всё подтрунивали: «До турника достаёшь? Нет? А что тебе там тогда делать?» Но подсаживали! Хотя штанга была роднее.

— А тренером кто был?

— Вот с этим, увы, не повезло. Мною пытались заниматься шесть-семь человек, но никто не смог поставить технику, правильный подход... Плечи закачать — это пожалуйста! Я, когда вернулся из армии, занимался в Доме культуры в Узловой, что недалеко от Тулы. Места мало: комнатушка на 17 квадратов и два помоста со штангами — опасно, особенно если одновременно тягать! Но занимались. Был там один перворазрядник, мы с ним тренировались. Вот этот товарищ меня и закачал. При этом в технике выполнения жима и рывка было 40 ошибок!

— И их больше никак не исправить?

— Уже когда по ветеранам стал выступать, понял, что можно браться за штангу шире. А я постоянно хват сужал. Из-за этого был другой подход к штанге, и она шла не резко вверх, а как бы по дуге. Это же лишние усилия! Большое спасибо Володе Кочергину, который со мной занимался по жиму и 20 ошибок исправил. А до этого мне никто не подсказывал, и сам не догадался — даже стыдно немного.

— Но при этом у вас всё равно были достижения в молодости. Даже чемпионат края с первого раза выигрывали.

— Я мог и мастером спорта стать! В спортзале Красмаша был хороший организатор, сам легкоатлет, и он однажды сказал: «Мастера будешь выполнять через два месяца». Я готовлюсь, и тут отменяют мою категорию 52 килограмма. Оказалось, что врачи её запретили — мол, спортсмены сгоняют вес и тем самым только вредят себе. Я бросил занятия, поступил в вечернюю школу при ТЭЦ, окончил её и пошёл в техникум, но потом всё равно вернулся в спорт. И почти стал мастером...

image description

— Но что пошло не так?

— Мне не хватало двух с половиной килограммов: я поднимал 105, а надо было 107,5. Мне сказали: заявляй 110 кило, но не толкай, а принимай на грудь. Я спокойно поднял штангу и подумал: «Ай, пусть ругают!» И попробовал выпрямить руки над головой. Это стало ошибкой. Сила-то была, а техники никакой. И я не удержал вес. Так и остался кандидатом на всю жизнь.

— При этом в ветеранских категориях рекорды ставили.

— Да, у меня их много. Только медалей за эти рекорды семь штук! Причём сначала их не давали, а ещё с двумя обманули. Но хоть какая-то радость всё равно есть.

ДОСТИЖЕНИЯ

Виктор Курицин — чемпион России, Европы и мира по тяжёлой атлетике среди ветеранов. Обладатель семи рекордов страны. Несмотря на почтенный возраст, продолжает заниматься спортом и участвует в соревнованиях. Тренируется как у себя дома, так и в клубе «Авангард».

Дмитрий Панов
Опубликовано 6 месяцев, 3 недели назад,   2 марта 2022 г. 14:00
Опубликовано 6 месяцев, 3 недели назад,   2 марта 2022 г. 14:00
Пример HTML-страницы

Обзор материалов