Стадион

Александр Тарханов: “Я вернулся домой”

Новый рулевой ФК “Енисей” о тренерском кредо, достижениях и сожалениях.

Павел Катцын
Опубликовано 1 месяц назад,   11 июня 2020 г. 19:00
Опубликовано 1 месяц назад,   11 июня 2020 г. 19:00

Александр Тарханов официально подписал контракт с “Енисеем” 9 июня на специально созванной пресс-конференции. Сразу после неё мы пообщались с легендой красноярского футбола. Понятно, что пока сложно даже представить, каким он будет — новый “Енисей” Тарханова. Но уже сам приход Александра Фёдоровича принёс надежду на лучшее. Наш разговор получился не только о “Енисее”. В конце концов, в настоящем и будущем клуба пока больше вопросов, чем ответов. Однако своё видение развития команды новый главный тренер сформулировал.

— У “Енисея” тяжёлая ситуация, непонятно, кто останется, кто уйдёт. Новые трансферы пока в тумане, плюс несколько ветеранов с неадекватно большими контрактами. Вам придётся расчищать прямо-таки авгиевы конюшни. Вы понимаете, какая сложная работа предстоит?

— У меня в карьере бывали и похуже ситуации. Много раз уже говорил, что принимал и более сложные команды, которые надо было выручать. В Самаре ещё тяжелее ситуация была. Против меня были практически все, не знаю, как выдержал. Давление было страшным, несколько раз порывался уйти, молодой ещё был, горячий. В итоге проработал с “Крыльями Советов” несколько сезонов и покинул команду, которая боролась за места вверху таблицы. Поэтому я не смотрю на положение в “Енисее” как на катастрофу. Всё поправимо, надо работать.

— У Вашего назначения большое количество сторонников, но есть и противники. Их первый аргумент — возраст.

— Разве я похож на старика?

— Нет, конечно.

— Мне даже внуки говорят: какой ты дедушка? Нормальный молодой парень. Сил море, желание работать огромное. На свой возраст себя точно не чувствую, сам удивляюсь, когда в паспорт смотрю.

— Второй аргумент — Тарханов никогда ничего не выигрывал, лично у меня вызывает недоумение. Будто “Енисей” собирается бороться за Лигу чемпионов прямо сейчас. Парируете?

— Как это не выигрывал? Три чемпионства с московским “Спартаком”. Я же там не просто присутствовал как друг Олега Ивановича Романцева, а работал, много работал. Между нами не было разделения, кто главный тренер, кто старший, кто второй. И Олег никогда не ставил себя выше. Мы работали в связке, каждый занимался своим делом.

— Та спартаковская игра — это идеальный футбол, по Вашему видению?

— В принципе, да.

— В современных реалиях он бы приносил результат?

— Конечно. Вообще у меня, как у тренера, свой футбол, делаю упор на комбинационный стиль. “Спартак” в своих лучших образцах играл именно так. В 1989 году я консультировал “Котайк” из Абовяна, игравший в первой союзной лиге. Там главным тренером был мой близкий друг Назар Петросян, мы с ним вместе в ЦСКА играли. Как-то он приехал ко мне в гости, сели за стол, выпили, и я ему рассказал свою систему, как я вижу создание хорошей, играющей команды. Утром он мне сказал: “Поехали в Абовян”. Там и проверил эту систему, она зашла, всё получилось. Тогда в первой лиге СССР конкуренция была сумасшедшая. Мы заняли восьмое место, хотя раньше для “Котайка” и 18-я позиция за счастье была.

— То есть комбинационный, техничный стиль — это Ваше тренерское кредо?

— Да. Во всех командах, где работал, сразу старался уделить внимание техническому оснащению игроков. Все тренировочные упражнения были нацелены на то, чтобы футболисты росли именно в техническом аспекте.

— На мой взгляд, в “Енисее” сейчас минимум футболистов, способных такой футбол воспринимать.

— Я, когда прихожу в новую команду, через какой-то промежуток времени вижу, кто может воспринимать, а кто нет. Пока говорить об этом рано.

— Сколько времени надо, чтобы понять, нужен Вам игрок или нет?

— Неделю поработать, и всё становится ясно. Два основных критерия — как игрок думает и как работает с мячом. Остальному научим. Но если с этими двумя параметрами совсем плохо, от такого игрока отказываюсь. Вспомню Сашу Анюкова. Меня позвали на игру молодёжки “Крыльев”, посоветовали обратить внимание на трёх футболистов. После матча спрашивают: “Кого берёшь?” Я показываю на Анюкова. Они в шоке. Саша маленький был, худенький. Спрашивают: “Почему его?” Отвечаю: “Он думает хорошо”.

— 11 июня “Енисей” приступает к тренировкам, получается, у игроков есть время до 18 июня, чтобы убедить в своей нужности?

— Некоторых я и так знаю. Кого не знаю, будем смотреть. Шанс есть у всех. Те, кто не подойдут, по ним будем решать. Понятно, что контракты и прочее, но это уже второе дело. Я не сторонник того, чтобы в команде было слишком много футболистов. 18—20 вполне достаточно. Если опытные игроки не проходят в состав, обстановка накаляется. Если от игрока будет идти негатив, мы с ним расстанемся.

— Вы видели весенние матчи с “Шинником” и “Спартаком-2”?

— Конечно.

— Впечатления?

— Есть игроки, с которыми можно и нужно работать. Не было командной игры совершенно. Бросилось в глаза, что очень слабая центральная зона в обороне. Но это только моё мнение.

— С Вашим предшественником Юрием Газзаевым общался не раз. Когда заходила речь об отсутствии командного взаимодействия, он говорил о том, что игроки не выполняют то, о чём договаривались, не воспринимают определённые требования.

— Мне сложно это представить. Уверен, если футболист не выполняет то, что требуется, значит, до него неправильно донесли. У нас многие тренеры, особенно молодые, делают упор на тактику, а команда играет непонятно как, или бросают все силы на оборону и всё равно пропускают очень много. Тактика, физика — это хорошо, но не имеют смысла, если не обращать внимания на технические качества футболистов. Я в первую очередь смотрю именно на это и знаю, что делать, чтобы игроки добавляли именно в техническом плане.

— То есть если от футболиста мяч на три метра отскакивает при приёме или он точную передачу не может отдать на десять метров, нагружать его тактикой нет особого смысла?

— Совершенно верно. Он не сможет выполнить тактическую задачу, если не обладает нужной для этого техникой. Примеров масса. Вот возьмём Сердера Сердерова. Он же играл в “Енисее”.

— Играл и ничем особенным не запомнился.

— Неправильно использовали. Я его брал в болгарскую “Славию”. Видел, что парень талантливый, но зажатый. Зато когда раскрепостился, заиграл отлично. Техничный, быстрый. Был одним из лучших. Если не достучаться до игрока, то его лучшие стороны раскрыть не удастся. Всё идёт от детского футбола. Не нужно давить на ребят, они должны с мячом легко работать, чувствовать его. Мой сын Юрий работал с молодёжкой “Пюника”. Они играли в первой лиге Армении против взрослых мужиков. И играли в комбинационный футбол, приятный глазу и, главное, эффективный. Практически никто так не действовал. Юрий будет мне помогать в “Енисее”. Кто-то может сказать про кумовство. Я сразу эти разговоры обрублю. Не тащу за собой сына, если бы он не мог работать, то здесь не оказался бы. Юрий самостоятельно работал с молодёжкой “Урала”, в “Пюнике”, в Эквадоре. Он точно знает мою систему, брать другого помощника и учить ещё и его — это сложный длительный процесс, а сейчас время дорого.

— Есть ли игроки, которые придут в “Енисей” именно под Тарханова?

— Мы работаем над этим. Но первая задача — сохранить тех, кто мне нужен. Остался Хуан Лескано.

— Вы считаете, что он пригодится “Енисею”? На мой взгляд, за последние годы Хуан как футболист шёл исключительно вниз.

— Я видел, как он может играть, и сделаю всё, чтобы Хуан не только вернулся на прежний уровень, но ещё и прибавил в мастерстве. Остаётся Егор Иванов. С Артёмом Делькиным можно и нужно работать. У каждого есть потенциал. Задача тренера — довести футболиста до его максимальных возможностей. У нас как бывает. Берут игрока, смотрят на него и говорят: “Он не может”. Могут все, тренировать надо с умом, чтобы технику поставить, чтобы ноги правильно работали, чтобы мяча не боялись. Если игрок боится мяча — он не футболист.

— По поводу Евгения Песикова. Он по-хорошему удивил в матче с “Шинником”, а со “Спартаком-2” сыграл ещё лучше. Вы видите в нём потенциал?

— Хороший парень, смелый, не боится обыгрывать. Мне и Даур Квеквескири нравится, вижу в нём хорошие задатки, но его нужно вписать в игру, чтобы он действовал правильно и чувствовал себя комфортно.

— На пресс-конференции Вы сказали, что пока о конкретных местах говорить рано. Но ведь понятно, что Александр Тарханов пришёл в “Енисей” не за выживание сражаться. Есть ли в планах побороться за четвёрку, или устроит место в середине таблицы?

— У меня есть чёткая цель: за два года вывести “Енисей” в РПЛ.

— Неужели считаете это реальным?

— Почему нет. Есть мнение, что тренеру на создание команды нужно три года. У меня получалось ставить игру и делать конкурентоспособную команду гораздо быстрее. Вспомню “Крылья Советов”. Там первый год я проводил, если так можно сказать, чистку. Взял несколько опытных мастеров, Мирджалола Касымова, Андрея Тихонова, вокруг которых можно было строить коллектив. А остальные — перспективная молодёжь: Андрей Каряка, Сергей Игнашевич, Антон Бобёр, Саша Анюков, Саша Виноградов, Карен Дохоян — кто их тогда знал? Про Дохояна вообще говорили, что он никогда не заиграет. А Карен вырос в одного из лидеров. С той командой, которую поначалу вообще не воспринимали как серьёзную силу, мы должны были бороться за самые высокие места. Не хватило административного ресурса. Судьи нас серьёзно прибивали. Вообще в девяностые и в начале нулевых в судействе творились странные вещи, сейчас такого практически нет. Сейчас в “Енисее” нет громких имён, но мы можем сделать так, что наши игроки выйдут на новый уровень и о них узнают, о них заговорят.

— Из-за ситуации с коронавирусом на полноценные сборы не выехать. Придётся тренироваться в Красноярске. Это проблема?

— Всё нормально. Манеж отличный. Поле ровное. Это то, что нужно для работы, которую мы собираемся проделать.

— Сейчас в российском футболе дефицит на молодых игроков, способных уже в 18 лет играть ведущие роли в клубах РПЛ. Почему не появляется новых Радимовых, Хохловых и так далее?

— Всё-таки эти футболисты — продукт советской школы, она была одной из лучших в мире. Сейчас, к сожалению, мы далеко на задворках в этом плане. Очень мало хороших детских тренеров. В Красноярске был Юрий Альбертович Уринович. Именно он воспитал наше поколение. Романцев, Тарханов, Кишиневский, Кухлевский, Редкоус, да можно бесконечно перечислять. Уринович ушёл из школы в команду мастеров, и всё развалилось. Таланты появлялись, некоторые пробивались, но это уже было исключением, а не закономерностью.

— Не могу не спросить про Фёдора Смолова. Когда все на него махнули рукой, Вы взяли его в “Урал” и вернули в футбол, как это удалось?

— Смолов был очень талантливым, но в определённый момент он потерял себя. Я с ним много говорил, объяснял: “Федя, у тебя есть скорость, удар, нужно использовать свои лучшие качества, выходить и играть, делать то, что умеешь”. Постепенно он раскрепостился, стал забивать. Фёдор — игровик, любит с мячом повозиться. Я постарался убедить Смолова не заниматься лишним, открылся, убежал, пробил, он понял и стал прибавлять. В его потенциале никогда не сомневался. Иначе попросту не пригласил бы.

— В девяностые у сборной России был потрясающий состав. Почему она так ничего и не добилась? Вы были в тренерском штабе Романцева на Евро-96. Сумасшедшая по именам команда была и вылетела уже на групповом этапе.

— Одно слово — бардак. Проблема на проблеме. Если вспомнить 1996 год, команда действительно была великолепная, как минимум на полуфинал должны были претендовать. Как получилось. Сборная улетела, а я задержался на два дня. Прилетаю, захожу в гостиницу, Романцев стоит. Переговорили, я понимаю: что-то не то происходит. А потом стали всплывать совершенно не футбольные моменты. Я же всех ребят отлично знаю. Харина, Кирьякова. Шалимова. Говорил: “Это же чемпионат Европы, играть надо, а все финансовые споры потом”. Не достучались. Футбол не прощает такого отношения к себе. Он наказывает. Понятно, что неувязок много было, где-то недоплатили, форму не ту привезли, но это же мелочи по сравнению с тем, чего могли добиться эти парни в 1994 и 1996 годах.

— Будет ли в России ещё когда-нибудь такое сильное поколение.

— В ближайшие годы точно нет. Таланты есть, но их гораздо меньше, чем было в девяностые. Настоящих звёзд и вовсе не вижу. Внимательно слежу за европейским футболом. Бундеслигу сейчас всю смотрю. Какие же там индивидуально сильные футболисты. К сожалению, у нас сейчас таких нет, а самое печальное, что мы всё больше отстаём.

— Вы лучшие годы игровой карьеры провели в ЦСКА, тогда армейский клуб не претендовал на ведущие роли. Однако Вас вызывали в сборную страны, приглашали в тот же “Спартак”, не жалеете, что не перешли?

— Меня вызвал Константин Иванович Бесков, сказал, чтобы писал рапорт на увольнение. Первый секретарь горкома партии, член политбюро Виктор Гришин должен был помочь с переходом. Я написал, вызвали наверх, маршал Соколов говорит: “Порви”. Порвал. Могли отправить служить куда угодно, в такие дали засунуть, что в футбол уже не вернулся бы. Сожаление есть, конечно. Бесков потом от сборной дважды отцеплял. Тогда мои лучшие годы были. Готовился к Олимпиаде-80, прямо перед ней забил в ворота “Спартака”, в итоге не поехал. Перед чемпионатом мира 1982 года в последней двусторонке играл за второй состав, два Ринату Дасаеву положил. Потом анкетирование, меня все киевляне включили в состав. Валерий Васильевич Лобановский был за, но Бесков вычеркнул, видимо, так и не простил несостоявшегося перехода в “Спартак”.

— И последнее. Что для Вас работа в “Енисее”?

— Если бы из другого города пришло предложение поработать в той ситуации, какая сейчас в “Енисее”, я бы отказался. Но это мой родной город. Живу с 1976 года в столице, но так и не стал москвичом, всегда считал себя красноярцем. Регулярно приезжал сюда. Здесь у меня много друзей, с которыми держу связь все эти годы. Если выразить одной фразой: я вернулся домой.

Досье

Александр Тарханов

Родился 6 сентября 1954 года в Казахстане.

Мастер спорта СССР, заслуженный тренер России.

Играл за “Автомобилист” (Красноярск), СКА (Хабаровск), ЦСКА, СКА (Одесса), СКА (Ростов-на-Дону). За сборную СССР провёл 6 матчей.

Тренерская карьера

Главный тренер: СКА (Одесса), “Терек” (Грозный), “Пахтакор” (Узбекистан), ЦСКА, “Торпедо” (Москва), “Крылья Советов” (Самара), “Сатурн” (Раменское), “Ника” (Москва), “Ветра” (Литва), “Кубань” (Краснодар), “Химки”, “Урал” (Екатеринбург), “Славия” (Болгария), “Пюник” (Армения).

Обзор материалов

АКТУАЛЬНО / 11 июля 2020 г. 9:28

Доставляют прямо в автомобиль!

Как красноярская семья усыновила двойняшек из Москвы.

ДАЧНЫЙ СЕЗОН / 12 июля 2020 г. 19:00

Как вырастить урожай на переносной “грядке”.

PRO ДВИЖЕНИЕ / 9 июля 2020 г. 9:33

На участке будет проводиться капитальный ремонт.

ДОБРЫЙ СОВЕТ / 29 мая 2020 г. 11:13

Главное — очистить территорию участка от мусора.

ЖКХ И БЛАГОУСТРОЙСТВО / 12 июля 2020 г. 9:00

Ремонт фасада стал проектом по спасению памятника архитектуры.

МЫ - ВМЕСТЕ / 11 июля 2020 г. 18:00

Мир онлайн непрост для ребят с выраженными нарушениями развития.

НЕОТЛОЖКА / 9 июля 2020 г. 20:25

В здании уже завершен капитальный ремонт.

ПЕРСОНА / 11 июля 2020 г. 14:00

Анна Каданцева выполнила более десяти тысяч операций.

ПРОСПЕКТ КУЛЬТУРЫ / 9 июля 2020 г. 16:03

Фестиваль проходит в формате онлайн.

СТАДИОН / 12 июля 2020 г. 15:00

...и как это отразится на “Енисее”.

НОВОСТИ / 12 июля 2020 г. 18:38

По предварительным данным, разлилось около 44,5 тонн топлива.

ЭКОНОМИКА / 12 июля 2020 г. 11:00

Студентка СФУ написала диплом по теме “Столичность Красноярска в сознании жителей города”.

Рассказываем про предприятия, организации, горожан, деятельность которых напрямую влияет на облик Красноярска.

АКТИВНЫЙ ВОЗРАСТ / 6 июня 2020 г. 15:00

У красноярского пенсионера активная жизненная позиция и необычное хобби.